Философский трактат

с элементами автобиографии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

OS «ДЕТИ ЭТОГО МИРА»

 

 

 

Повесть того самого Барни

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ………………………………….…………..…………3

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК СЛОВ..…………………..27

ГЛАВА ПЕРВАЯ СОЛНЦЕ ………………………………....33

Увеличительное стекло…………....…………………………..34

Телефонный звонок…………………………………………….….48

МОСТ №26…………………………………………………......80

ГЛАВА ВТОРАЯ | ЗЕМЛЯ…………………………………..99

НАЧАЛО……………………………………………………………….…102

Лёд тронулся ……………………………………………………..…115

Озеро ……………………………………………………..……………..120

Луна………………………………………………………………………..134

ГЛАВА ТРЕТЬЯ | МЕРКУРИЙ……………………………..161

Область разного рода коммуникаций………………...164

Благодаря одной искре возмущения духа………… 185

Другие кто они?…………………………………………………….190

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ | ВЕНЕРА…..………………………..194

ГЛАВА ПЯТАЯ | МАРС……………………………………...226

Сон в руку……………………………………………………………..227

ГЛАВА ШЕСТАЯ | ЮПИТЕР………………………………..249

Первая поездка в Аркаим…..……………………………..252

Сумбатли………………………………………………………………267

Мезмай………………………………………………………………...270

Мурманская область…………………………………………..271

Карпаты……………………………………………………………….272

Иркутск и остров Ольхон.………………………………….273

ГЛАВА СЕДЬМАЯ | САТУРН………………………………288

Ключи от врат сновидений (пропуск)…………….301

Используемая литература и Заключение………...302

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

   Каждая история — так или иначе воздействует на слушателя. Причём не особо важно реальная она или вымышленная. На языке, бытующем в цифровом мире, все истории, будь то фильм, мультфильм, статья, анекдот либо же целая книга, можно обобщить одним словом — контент. И контент для человека является практически тем же самым, что и программа для устройства: будь то смартфон на “Андройде“, либо же с другой операционной системой (ОС). Конечно же, программа программе рознь; диапазон их различий довольно велик. Например, одна программа всего лишь будильник, а другая, к примеру, целый массив подпрограмм, в виде новой версии прошивки какого-либо устройства. В этой книге предоставлен уникальный контент и в качестве аллегорий, намеренно выступает компьютерный язык, потому что он основан на дискретной логике. Поэтому этот манёвр далеко не дань текущей моде, это скорее способ ёмкой подачи информации. Ведь дискретная логика — единственно верный мостик при взаимосвязанном по времени, понимании происходящего. Наши умные устройства уже обучены обновляться по мере появления новых прошивок и следить за дальнейшими обновлениями. Этот процесс стал неотъемлемой частью нашей жизни и это нормально.

   Однако в мире идёт война, причём уже давно. Война за нравственность, если хотите. Внимательные и здравомыслящие люди давно это видят и знают. Все войны на планете — в буквальном смысле лишь отражение тех процессов, что происходят внутри каждого из нас. Но всему так или иначе приходит конец, а конец войны, как известно, либо победа, либо поражение. Всё зависит от того, по какую сторону баррикад ты находишься. Страницы этой книги будут вещать о победе в серьёзном сражении, которая является первопричиной появления в свете самой повести. На войне, как говорится, все средства хороши, и побеждает лишь тот, кто идёт в ногу со временем! А время сейчас очень даже интересное…

 

 

 

На землях, далёких от обыденной жизни,

Увидел я в сумрачном свете видение.

 

Ко мне приближается видимость места,

Это круг из цельного камня плитою.

 

За нею, на стене монолитной чуть дальше

Размером с дворец есть рисунок прекрасный.

 

На нëм циферблату подобный узор

С девой богиней в йогической позе.

 

Которая в танце так раскинула руки,

Что на время текущее всем указала.

 

Мой взгляд на плиту к земле возвратился,

На ней тоже круг, на печать он походит.

 

Вид круга, на восемь долей разделённый,

В рельефе из камня и трещин старинных,

 

Таинственный символ над каждой мерцает,

По кругу парят они в особом порядке.

 

В центре же круга в камне меч сей хранится,

Меч именной воткнут с невиданною силой.

 

На нëм вместо гарды овал из металла,

В овале лицо той богини из танца.

 

Лик вечно прекрасен, но очи закрыты,

И из них потекли слëзы красного цвета.

 

Как это случилось, так ветер могучий

Вдруг зашумел и земля содрогнулась.

 

Молнии с громом пустились вдогонку,

А светлые вспышки дополняли картину.

 

Тогда я услышал эту речь волхва-старца,

Которая эхом от стен отразилась.

 

Он рассказал мне, что значит видение,

Что делать я должен, чтоб богиня проснулась.

 

Сейчас она видит сей сон невесёлый,

Который вполне бы мог выйти в мир яви:

 

 

«Луна стала красной, а Солнце затмилось,

Земля водами Ганги чрезмерно покрыта.

 

Сверкающих звëзд и святилищ не видно,

А пламя и дым поднимались всë выше.

 

Достигая небес, так зло утверждалось

И встало на теми, кто был всех достойней».

 

 

Осталось одна лишь надежда для мира

Сон сей ужасный навеки разрушить.

 

Запомни ты место, что тебе показали,

И символы, которые по кругу печати.

 

Отыщи данный меч и познай его имя,

А зачем — ты поймёшь всё по дороге,

 

Сверши волю предков во славу их духа,

Они помогать тебе будут из Прави.

 

 

 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

*

 

После реформы календаря, проведённой во времена правления Петра I, следующий год наступал 1 января. Причём вслед за 31 декабря 7208 г. от С.М.З.Х. (от сотворения мира в звёздном храме), вдруг «наступило» 1 января 1700 г. от Р.Х. (от рождества Христова).

Само слово «календарь» имеет свою историю. «Кале́ндами» древние римляне именовали первые числа каждого месяца, по которым жрецы вели счёт времени. «Календа́риум» у них значило «справочник, которым жрецы пользуются при своих расчётах». В народе нашем до последнего времени вместо слова «календарь» употребляли «численник».Однако устоявшийся образ (сформированная смысловая нагрузка) этого всем известного слова являет собой систему счисления больших промежутков времени, основанных на периодичности движения небесных тел, Солнца и Луны, в лунно-солнечных календарях. Поэтому ясно, что нынешний календарь, которым принято оперировать в обществе, является большой условностью. Ибо всем известно, что движение небесных тел происходило гораздо дольше, чем два десятка веков.

Однако человечество привыкло отмечать события, такие как новый год, новый век или же новое тысячелетие. Можно сказать, что благодаря и этой коллективной привычке появилась Философия нового мышления как целое самостоятельное направление. Это направление получило европейское название New Age (Нью Эйдж), что дословно переводится как Новая Эра. Надо сказать, что это движение сформировалось в своих основных чертах в XX веке, т.е. в момент смены календарных тысячелетий.

При этом в 2006 году кинокомпанией «Prime Time Productions» выпускается псевдонаучный фильм The Secret, что переводится на русский язык как «Та́йна» или «Секре́т». В фильме обобщаются некоторые идеи «философии нового мышления», в частности — способность человека силой своей мысли влиять на окружающую реальность, по сути речь идёт о материализации желаний.

Люди, овладевшие этим секретом, как правило, ни в чём не нуждаются. Они словно по привычке живут в совершенно благополучных условиях и порой ставят перед собой весьма нетривиальные задачи. При этом есть много источников, которые обнародуют и объясняют основные принципы данного направления. Каждый источник подобного рода является уникальным самородком.Данная книга, которая сейчас представлена вашему вниманию, написана по возможности в художественной форме, и переплетена с биографическими фактами реальных людей, ради более внятного и подробного изложения моментов по выбранной тематике.

Цель же данной повести - привести чтеца в состояние понимания сути, происходящих конкретно с ним событий, глубже понять смысл повторяющихся жизненных эпизодов. При этом совершенно не обязательно будет приумножаться в гранях из переживаний неизвестных ему людей.

По мере возможности здесь представлен экстракт из главных мыслей. Однако стоит иметь в виду, что это произведение написано человеком, родившимся в условиях нового летосчисления, в явном виде которого не учитывается хронология событий, выходящих за пределы пяти тысяч лет, о которых нам более или менее известно. Поэтому уже даже по одной этой причине, по логике вещей, подобное повествование можно смело причислять к философским размышлениям детей нашего мира.

А сейчас пожалуйста, попробуйте найти наиболее подробное, подходящее к вам по духу определение слова «МЫСЛЬ».

*

«Любое существо свободно и способно создать свою собственную вселенную, которая никогда на 100% не будет идентична вселенной другого существа. Так называемая "реальность" это по сути дела консенсус мнений существ об их собственных вселенных.»

Р. Бах

*

 

Я заметил, что у материализованных мыслей есть одна общая закономерность. Допустим, речь ведётся о материализации желаемого порядка вещей. Например, желаемый” мир уже был и существовал задолго до появления у кого-то желания его “материализовать”. Вселенная словно говорит ему так: “Ты просто этого раньше не замечал”. Хотя на самом деле, может, даже и замечал, но, не проявив должного интереса, поскольку ещё “не созрел” это принять, просто не осознавал значимость…

В итоге, практически  внезапно, после совершения серьезных усилий по созданию “чего-то нового”, и даже, возможно, устав на этом пути, ты понимаешь, что «это» уже давно было.

Не совсем ясно, почему это так, однако, на мой взгляд, многие материализованные события влекут за собой шлейф подобного чувства. При этом сам момент появления такого состояния рождает неоднозначные эмоции. Во-первых, эффект Дежавю. Во-вторых, лёгкое чувство неудовлетворённости, ведь порой хочется быть исполнителем своих задумок — пожинать их плоды. Да и потом, само желание стать автором чего-то действительно уникального, на мой взгляд, совершенно объяснимо. Поскольку если бы такого желания не было, то в основном всё, что вновь появлялось бы, напоминало б смесь пазлов, вечно существующих во Вселенной.


 

Кстати, не показалась ли вам сейчас эта мысль, тоже знакомой?

 

«Вселенная ВСЕГДА была и, как следствие, ВСЕГДА будет.

Представим на минутку, что другое состояние «Ей» просто неведомо».

Ведь и каждому из нас, если в текущий момент времени проанализировать эту мысль, тоже может быть известно лишь состояние существующего бытия… или же тот самый миг между прошлым и будущем.

 


 

 

  

 

 

Воин проснулся, молодой и могучий,

Умом изощрён и силою духа богат.

 

 

Ведущей в бездну, дорогой он шёл,

Оттуда никто до него не вернулся.

 

Хотя было много таких, кто в ту даль отправлялся

Брань супостата по пути низвергать.

 

В нём гнев нетерпения бушевал всё сильнее.

Обостряясь со временем, ярость копилась.

 

Ведь уже за столь долгое время

Он символов нужных ни разу не встретил.

 

Сомненья любого тогда б одолели,

И в эту минуту он был на пределе,

 

Сейчас сидел у реки, кидал огромные камни,

Порой по скале своим мечом ударяя.

 

Подобным орудием прорубают дорогу

Отчаянные странники его ро́дных земель.

 

Невысокий, но крепкий, с бородой и в очельи,

торс мускулистый, с силой природной.

 

Под дубом могучим в данный час отдыхая,

Он ждал озарения, чтобы двинуться дальше.

 

Сермяжные брюки тëмно-бурого цвета

С металлическим обручем на каждом колене.

 

Предплечья в браслетах из кожи и стали,

Сапоги на ремнях, туго стянутых в голень,

 

Калган за спиною для стрел деревянных

И новенький меч под названием Хаос.

 

Это всë, что добыл пока воин в дороге

На пути выполнения грандиозной задачи.


 

 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

*

 

Однако всё имеет своё начало. Книга, слово, буква, и этот день, и этот час, и даже нынешняя секунда, текущий момент. Учитывая свойства времени, как мы их себе представляем, логично будет вести повесть о детях, олицетворяющих собой близость к истоку любого жизненного пути. По этой же причине название книги является напоминанием, как читателю, так и автору, на чём именно следует заострить своё внимание, знакомясь с этим чтивом.

Подача информации во введении и в последующих главах объединяет и связывает факты между собой по интуитивному алгоритму. Поэтому, и не только поэтому, типичных элементов структуры присутствующих в литературных произведениях, здесь практически нет. Таким образом поставлен акцент на подачу смысла описываемых событий.

Попутная задача состоит в том, чтобы с помощью абстракций передавать конкретику особого рода. Поэтому во время чтения, даже если возникнет затруднение в состыковке следующих друг за другом фактов, следует просто продолжить читать дальше. Всё что будет нужно, в нужное время, само собой прояснится.

Элементы тайны, безусловно, присутствуют, как и всегда в нашей жизни. И эта особенность создаёт должное настроение у чтеца. Книга проработана так, что нужная информация является своевременно, разрешая подобные затруднения на необходимом читателю витке спирали.

Такой спиралевидный алгоритм подачи информации является оптимальным в нашем случае. Поэтому и стоит быть спокойным в отношении анализа всех деталей, поскольку действительно важная информация будет предоставлена повторно, под дополнительным углом зрения.

 


 

 

 

*

Дорога продолжится, это было понятно,

Ведь завершением ещë даже не пахнет.

 

Сейчас мы расскажем, как дошёл он к привалу,

К тому месту под дубом, где мы его повстречали.

 

И вот он идëт среди скал по тропе,

Стены которой слагают каньон.

 

Солнечный свет пеленою затянут,

А морось тумана его лицо умывает.

 

Звук сапог тяжеленных как молот

И дыхание воина как меха кузнеца

 

Тишину природную здесь нарушали

сообща вместе с ветром, совершавшим набеги.

 

 

На этом пути его ждали уроки,

которые многим вещам обучают

 

Свой воинский нрав он здесь закаляет,

Расширяет свой опыт за пределы познаний.

 

Скакнул на бегу чрез глубокую яму,

Не думая даже о возможном падении.

 

Пробежал по реке по колено в воде,

Броды в которой не желал тут искать.

 

Он гнал напролом, высыхая в дороге.

Пришпорив однажды, его страсть окрыляла.

 

За высоким подъёмом преодолев поворот,

Старинные стены увидел наш путник.

 

Ворота-решётки стальные под ними

Закрыты надёжно, а за ними другие.

 

А на каменной стенке как на колонне

Чудище было огромных размеров.

 

В убранстве оно несуразно велико,

Но было из камня без признаков жизни

 

Рогатый, крылатый, с хвостом завитушкой,

Сидел и смотрел своим каменным взглядом.

 

Возможно, когда-то он не был статуей,

Но сейчас от него явно не было толку.

 

Тут воин рычаг резко дëрнул у стенки,

Что был под факелом спрятан умело.

 

Никто не подсказывал ему всё это проделать,

Рука сама разобралась без мыслей.

 

И эти ворота вдруг отворились,

Теперь он стоял пред вторыми из дуба.

 

Над ними другая стена возвышалась,

И из более грубого камня при этом

 

В верхней части узорчатой кладкой

Образ составлен могучего воина.

 

Меч-кладенец воткнут в землю у ног

Перед тем, кто стоял в доспехах огромных.

 

Этот рыцарь, высокий как эвкалипт многолетний,

Широкий как парус для судна большого,

 

С мечом к подбородку вместо опоры

Руки свои водрузил и стоял.

 

Сам меч шириной в одну треть меченосца

Дополнял этот образ, массивный и видный.

 

Наш воин к стене подошёл осмотреться,

к тем воротам дубовым, что были под нею,

 

При этом блеснул копной волос на затылке,

Как ворон крылом солнечный свет отражает.

 

В стене той был блок выпиравший заметно,

Напротив него он увидел такой же.

 

Опять не зная особой причины,

Герой надавил на два блока торчавших.

 

Звук камня по камню, который елозит,

Раздался тогда, и механизм запустился

 

Звук шестерёнок вдруг последовал после,

И после щелчка началось представление.

 

Ворота те сами как будто живые

Поднялись в ту стену к образу лихо.


 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

*

Начнём с рассмотрения простой истины. Говоря образно, рассматривая любое из деревьев, мы видим место, где оно выходит на поверхность из земли. Если просто посмотреть глубже, в данном случае, под землю рядом со стволом дерева, то мы увидим его корни. А если взглянуть в другой системе координат, вглубь времён, то мы увидим семечко, из которого выросло это дерево.

Всем известно, что семена появляются благодаря тем, кто их породил. Деревья-родители также имеют своих предков, как и каждое из семян; и так до самого истока...

Если воспринимать картину целостно, то рассматриваемое нами дерево является представителем РОДА деревьев конкретного вида. Возьмём для рассмотрения, к примеру, такой вид деревьев, как Самшит.

Можно ли считать, что мысленно охватив подобный путь появления Самшита, мы познали такое понятие как РОД? Ведь многим известно, что любое, в том числе и это умственное заключение, будет вроде “верхушки айсберга” анализируемого понятия. И почему это так, и как можно увидеть весь айсберг, вскоре тоже станет ясно.

Лишь слегка расширив границы, мы поймём, что и другие деревья на земле, будь то Берёза или Дуб, являются для нас единым видом живых существ, которых мы назвали одним словом — Деревья. А это означает, что РОД всех деревьев включает в себя все их виды и разновидности. Если мы ещё расширим взгляд на избранный объект, то охватим и такое определение, как Растения, будь это цветы, трава, либо кустарники. Ведь Самшит является представителем РОДА и всех растений тоже. В таком направлении расширения границ в понимании этого понятия, используя умственный анализ как инструмент, можно двигаться безконечно. В подтверждение этих слов наше дерево уже на следующем шаге такого движения становится представителем РОДА всех живых существ нашей Планеты. И если прийти сразу к логическому завершению, достаточному для успокоения среднестатистического ума, близкого к изощрению, мы наречём этот Самшит представителем РОДА всей материи, которая существует в известном нам мире. И это будет действительно так.

Поэтому невозможно однозначно сказать, ЧТО значит слово РОД, всё зависит от широты взгляда, а точнее от того, КАК широко мы готовы увидеть или на чём именно привыкли концентрироваться. Таким образом, получается, что процесс изучения некоторых понятий точнее всего протекает в абстрактной форме. Ведь многое зависит и от того, на каком из витков спирали нашего личного развития в настоящий момент времени мы находимся, когда рассматриваем конкретный объект.

Даже когда пишется этот абзац, всё во вселенной развивается по спирали. При этом и вид нашей галактики, известен сейчас нам соответствующей формой. На мой взгляд, при повествовании о чём-либо ёмком следует использовать точно такую же форму. Однако стоит помнить, что на некоторые вещицелесообразнее смотреть сразуо широко.

Оперируя привычным и обыденным, всегда можно калибровать широту взгляда от узкого до широчайшего. Это касается любых конкретных понятий. Если же встречается объект, обладающий собственной смысловой историей, то не обойтись без навыка видеть широко. Например, понятие «Цветок папоротника» останется непонятым, если не открыть его истинное значение. Это объясняется тем, что Цветение папоротника как таковое в ``реальности`` — с точки зрения биологии — явление почти невозможное. Когда имеешь дело с отвлечённым или абстрактным, на помощь приходят образы уже известных понятий. Такие образы становятся своего рода путеводными звёздами в познании сути уникальных вещей. И качество подборки избранных образов напрямую влияет на результат познания абстрактного предмета.

Рассмотрим рода взаимоотношений, которые сами по себе являются мерилом максимально возможной уникальности чего-либо. Ведь отношения между дальними или близкими родственниками, можно понять лишь через собственные проживания подобного. Можно говорить о роде отношений между родителями и детьми, а можно говорить и о другом роде отношений. К примеру, межличностные отношения семейной пары, решившейся на появление ребёнка в их семье, можно понять только с помощью представления или моделирования подобной ситуации. Их можно понять, исходя лишь из собственного опыта переживаний подобного рода отношений. Если такого опыта нет, то для понимания происходящего, этот опыт придётся придумать на основании каких-либо данных. И этот процесс будет совершенно уникальной в своем роде интерпретацией “увиденного”. Совокупный образ будет зависеть от множества факторов, одним из которых то, каков будет по счёту этот ребёнок ,т.е. первый, второй, третий, пятый или десятый...

Очень хорошо если человек увлечён чем-либо для души, и при этом у него есть своё дело, приносящее материальный доход. И в том и другом случае всегда можно совершенствоваться. Самый простой способ — это чтение книг, любой специальной литературы по интересующему предмету, а ведь по каждому делу их можно найти, скажем, не меньше 500 качественных источников. Даже просто методично читая все эти 500 книг по выбранному направлению, человек становится на порядок совершеннее, это касается не только любимого хобби, но и нового дела, которое по тем или иным причинам приходится начинать с нуля. Поэтому недаром говорят, что при желании возможно всё. Однако на самый главный вопрос, кто же отвечает за наличие такого сильного желания, обычно нет конкретного ответа... Обычно мы имеем дело с двумя противоположными силами на этом поприще. А именно. Либо желание не так велико, как того бы хотелось, и у этого есть соответствующие последствия. Либо желание есть, и оно настолько велико, что по-другому просто и быть не может… А конкретная мотивация на что-либо сейчас не может быть проанализирована более детально, поскольку каждый чтец совершенно индивидуален в своих желаниях, как и каждый автор.

 


 

 

 

И, пожалуй, о главном. Следует просто помнить, что всеми нами движет Любовь. В мире есть множество определений для такого ёмкого понятия, заключённого в данном слове. Источники, опирающиеся на учения об славяно-арийской культуре, утверждают, что дословно оно состоит из трёх слов: «ЛЮди БОгов Ведают». В качестве наиболее простого, образного описания, можно предоставить следующее напутствие, цитируя великого философа ХХ века:

«… Когда любовь поманит — следуйте ей, хотя её пути тяжелы и круты. И когда её крылья обнимут вас — не сопротивляйтесь ей, хотя меч, спрятанный в крыльях, может поранить вас. И когда она говорит с вами — верьте ей, хотя её голос может разрушить ваши мечты, как северный ветер превращает в пустыню сады. Любовь и надевает корону на вашу голову, но она и распинает вас на кресте. Ведь она не только для вашего роста, но и для подрезания веток, чтоб придать форму вашему дереву. Ведь она не только поднимается до самого высокого в вас и ласкает нежные ветви, что дрожат на солнце. Но и опускается до самых ваших корней, их сотрясает в объятиях с землей. … Всё это сделает с вами любовь, чтобы вы могли узнать секреты своего сердца и в этом знании стать частицей самого сердца Жизни. … Любовь не даёт ничего, кроме самой себя, и не берёт ничего, кроме самой себя. Поэтому любовь не обладает ничем, но и ею нельзя обладать, ведь любви достаточно только любви. … Не думайте, что вы можете управлять любовью, потому что любовь, если она найдёт вас достойным, сама направит вас. …»

~ Джебран Халиль Джебран. Из произведения «Пророк» 1923г. ~.

 

 

 

 

 

 

*******

*******

  Любое интересующее слово, порой имеет смысл разобрать детальнее. Действуя таким образом, можно связать великолепный смысловой узор из мыслей, который рождается словно из клубков разноцветных нитей. Каждый клубок в данном случае — это хронологический разбор возникновения слов и событий, имеющих отношение к выбранному предмету. Прелесть подобного мероприятия ещё и в том, что этот процесс сугубо индивидуален и, как следствие, узор появляется совершенно уникальный. Это сравнимо с сёрфингом по интернет-ссылкам в поиске конкретной информации по какому-либо вопросу.

 

Вот, например, слово ЭССЕ привело меня к следующему выводу, к исторической справке:

   «Эссе происходит от французского "попытка", "проба", "очерк". И зародился этот жанр также во Франции, благодаря, по большей части, Мишелю де Монтень, выдающемуся философу и писателю “эпохи Возрождения”, автору книги «Опыты», в которой с литературной красочностью проводится тонкий анализ душевных переживаний человека. По имеющимся историческим данным этот писатель впервые попытался написать "обо всём и ни о чём, не имея предварительной тематики и плана действий". Он утверждал, что ему нравится смягчать смелость своих мыслей, добавляя в предложения, умеренно подвергающие сомнению домыслы "может быть" и "вероятно". Главный принцип его морали: человек не должен пассивно ожидать своего счастья, которое религия обещает ему на небесах, он вправе стремиться к счастью в жизни земной. Так слово "возможно" стало выражением жанра эссеистики.

  Этот человек задавался глубокими вопросами, в частности, существуют ли настоящие идеалы? Философы всего мира “подчиняются авторитетам”, рассуждает Монтень. Они опираются на известность личности, в частности, на Фому, Диогена, Аристотеля, Платона и других мыслителей. Но ведь эти авторитеты, как и другие люди, тоже могут ошибаться. Это справедливо и по отношению к нашему собственному мнению. В чём-то мы правы, но это не значит, что мы можем служить совершенным авторитетом для других. Нам необходимо всегда помнить, что наше знание не абсолютно».

  Я совершенно согласен с Мишелем де Монтень по поводу того, что мнение авторитетного человека по какому-либо вопросу, не может быть исчерпывающим. Но зато каждое из подобных мнений может служить кирпичом для постройки “здания собственного мнения” по выбранной теме. Ведь всем понятно, что из одного кирпича здание не построишь, разве что для дома насекомого. Для человеческого же жилища необходимо иметь достаточное количество кирпичей, и каждый из них должен быть проверен на прочность, и желательно, чтоб подходил к узору выбранной кладки.


 

 

 

Большой коридор в полутьме нам открылся,

Лишь факел в стене делал сей вид взору доступным,

 

Однако, в конце его видно преграду

Из брёвен и палок и прочего хлама.

 

Пробираться сквозь это было непросто,

Поэтому воин решил всё иначе:

 

Взял он факел, горевший достаточно долго

И поджёг им ближайшие доски преграды.

 

Всё схватилось огнём ярким и мощным,

И густой дым вверх большим напором поднялся.

 

Пламя тенями рисовало на стенах

Могучий торс воина, идущего к славе.

 

Так путник отметил своё появление,

Дожидаясь пока не сгорит вся преграда.

 

Когда всё сгорело и угли остыли,

Он был среди стен, почерневших от сажи.

 

И вскоре, пройдя метров двести от входа,

Увидел он лестницу шириной хоть для роты.

 

Под каменной аркой шла вверх лестница эта

С невысоким шажком в кирпич высотою.

 

Поднявшись по ней, он внутри оказался

В большом помещении для жизни пригодном.

 

Семь колонн там дубовых похожих стояло,

Высотою в три сажени, шириной в три батога.

 

Потолок был из камня, а труба над кострищем

Дым от огня направляла на небо.

 

Сей закуток из двух стен получился,

Которые выше других углов в этом месте.

 

Две другие плиты примыкали с наклоном,

Эту трубу они так создавали.

 

Под трубою кострище это имелось,

В котором горели целые брёвна.

 

Всё сделано мощно и очень практично,

Понравился вид сей, продуманный кем-то.

 

Из другого угла недалёко от входа,

В стене бил родник, в каменный таз убегавший.

 

В центре же комнаты стол дубовый стоял,

И массивные стулья вокруг пустовали.

 

Богатые яства облегчили задачу,

И путник наш взял, что душе приглянулось.

 

Испил он водицы и сыра отведал,

Съел яблок созревших и двинулся дальше

 

За дверью, ведущей из этой столовой,

Хоромы открылись с витражным светилом.

 

К ступеням направился воин довольный,

Будто зная дорогу, к оружейной он прибыл.

 

Здесь и нашёл он первого «друга».

«Меч Хаоса» гласила его гравировка.

 

И тут же буквально за дверью в проёме

Услышал он смех и звук доспехов железных.

 

Этому шуму воин вышел навстречу

На площадь, открытую небу под солнцем.

 

И был там тот недруг, предавший своих,

Который смеялся чему-то негромко.

 

Воину немедленно становилось понятно,

Кто перед ним, будь то друг или враг.

 

Это случаться вдруг стало в дороге,

Когда понимание само приходило.

 

Так многие вещи он стал знать само собою,

Как будто безмолвно ему всё объясняли.

 

 

 

Пред врагом же предстала другая картина,

Себя он ведь чувствовал явно сильнее.

 

Будучи в латах со щитом и мечом,

Увидал мужика без щита и без шлема

 

Лишь один меч двуручный

Путник взял в оружейной.

 

Тот самый, который был слишком тяжёлый,

И для щита не хватило бы места.

 

Техника боя лишь с мечом одноручным,

приёмы и выпады тут свои почитались.

 

Без лат ты покойник, у них так считалось,

А нету щита победишь ты едва ли.

 

«Добыча» лëгкой ему показалась,

И он рассмеялся, предвкушая расправу.

 

Но наш “варвар” собрался и подходить было начал,

И предатель заметил в движении том силу

 

И свой выпад коронный приготовился сделать,

Тот самый, которым унëс сотни жизней.

 

Опять он заметил во взгляде “бродяги”

Несвойственный блеск и своë отражение.

 

Возможно, придëтся попотеть с этим психом

Вот мысль последняя возникла в сознании.

 

Предатель нанёс свой коронный удар,

Но в воздух, поскольку нелепо промазал.

 

А воин спокойно, как частенько бывало,

Прошёлся мечом своим по латам бедняги.

 

Их словно и не было, щит разлетелся,

Щлем покатился, а тело упало.

 

Так начался путь этот с «другом» бывалым,

Что мастера Мечом Хаоса звали.

 

Воин вышел из крепости и двинулся дальше,

Ведомый таинственной силой познания.

 

Сейчас отдыхал он после дороги

Там, где его мы застали намедни.

 

 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

 

*

        Из предоставленных чуть ранее умозаключений можно сделать вполне логичный вывод, что понятие РОД является чем-то абстрактным. Нашему уму так проще определить столь ёмкое слово. Для наглядности восприятия возьмём геометрические фигуры, так проще понять предложенную суть… Допустим нас заинтересовала фигура «РОМБ». Он обладает следующими двумя признаками: родовым — «быть параллелограммом» и специфическим (видовым) — «иметь равные стороны».

В данном случае всем ясно, что Родовой признак возникает из самого определения слова Параллелограмм. А именно: Параллелогра́мм — это четырёхугольник, у которого противоположные стороны параллельны, то есть лежат на параллельных прямых. От точности определения объекта зависит понимание его сути, а также и его свойства. Следовательно, имея качественный источник определений интересующих вас понятий, можно получать достоверные знания в той или иной области.

 

В общем, РОД это совершенно конкретное понятие, чтобы это понять, нам необходимо прислушаться к своим чувствам. На помощь приходят образы. Возьмём, допустим, красный острый перец, который мы называем "чили", из семейства кустарниковых. И возьмём того же рода растения: овощ огурец, и ягоду помидор. Ведь известно, что в сходных условиях развития, на одной и той же почве, при одной и той же воде и свете солнца, эти растения из рода кустарников наделяют свои плоды очень разными характеристиками. Если взять один перчик чили и съесть его, то, вероятно, возникнет вопрос, откуда он взял столько остроты? Для пущей остроты понимания желательно проделать это прямо сейчас… Шутка, конечно. Или скажем, откуда у огурца вкус свежести и прохлады, а у помидора приятный кисло-сладкий вкус? Получается, что характеристики плодов каждого из этих кустарников вполне осязаемы и конкретны. Это личная особенность этих растений, благодаря которым мы можем безошибочно определить, к какому виду они относятся.

Однако допустим, что их род определён нами словом кустарник насколько точно это определение способно отразить их суть, каждый решает самостоятельно. На самом деле любой человек в состоянии найти определения предложенным словам «Род» и «Вид», которые придутся ему по душе, и таким образом обрести собственное понимание темы в целом. Это сказано к тому, что при желании любой может составить объективное мнение по любому вопросу.

 

Слово «Выбор» многим кажется понятным словом, для кого-то, возможно, оно является олицетворением основного принципа свободы. Однако в некоторых процессах, возможность выбора сама по себе не является ключевой, потому что намного важнее, из чего именно нам приходится выбирать.

На рынке, например, при выборе капусты мы видим все её свойства и характеристики: внешний вид, стоимость, и даже вкус одного кочана с другим можем сравнить. В таких условиях легко выбрать подходящий по всем параметрам овощ. Ведь мы пришли за капустой и выбрали лучший кочан. Казалось бы, что может быть важнее этой возможности выбирать, и в обозначенном случае это близко к принципам свободы…

Но, если же нам "предоставили" возможность выбирать из вещей, которые не представляют для нас интереса, то это уже не свобода. Например, если маленькому ребёнку показать красивый камешек самоцвет и тут же обычный камень или кусок кирпича, то ребёнок в большинстве случаев захочет получить именно самоцвет. Однако до этой демонстрации «камни вообще» ребёнка не интересовали, более того, может быть, в тот момент он хотел что-нибудь другое, даже вполне конкретное, например, попить родниковой воды... В такой ситуации, если речь идёт о манипуляциях сознанием, предложении или даже навязывании выбора из числа ненужных вещей, выбор становится надуманной необходимостью, инструментом, который уводит от свободного состояния. Но инструмент это лишь инструмент, и в нём нет ничего сверхъестественного, значение имеет лишь то, в чьих он руках.

 

Поэтому-то главным является именно то, из чего мы выбираем. И нужно всегда быть внимательным к этому. Отлично, когда выбор происходит между хорошим и лучшим. Нормально, когда выбор происходит между хорошим и не очень. И категорически неправильно, когда выбор происходит между "плохим" и "не очень плохим". На мой взгляд, идеальной можно считать ситуацию, когда выбор происходит из вещей, каждая из которых является желанной.

 

В этой повести, по большей части, читателю предоставляется выбор между необходимым и достаточным, между нужным и интересным, между простым и увлекательным, хорошим и очень хорошим. На мой взгляд, такого рода выбор лучше всего ответит запросам большинства.

 

Текущие координаты автора

      Решающим аккордом веры в свои силы при написании этой повести, пожалуй, стало прочтение произведения «Путешествие на Кон-Тики» всемирно известного путешественника Тура Хейердала. Его рассказ, с моей точки зрения, является показателем «силы веры» человека в союзе с первородным, интуитивным знанием законов вселенной. Ведь само решение грандиозной задачи при помощи простейшего технического средства — плота из бальзовых брёвен — стало для меня подспорьем в решении моего вопроса. Так же как многие люди, которые не обладают профессиональными навыками написания произведений, используют лишь веру в то, что это принесёт пользу; так и я воспользовался самодельным «плотом». Этот плот понадобился, чтоб преодолеть большое расстояние от начала до выхода в свет, т.е. до появления этой книги в печатном виде. Но выход в печать — это лишь следствие поставленной задачи, сама цель заключается, скорее, в художественном представлении жизненных ситуаций в образах, которые расширяют границы самопознания.

Факт выхода в печать можно сравнить с фактом видения в лесу одного из многочисленных дубов, в корнях которого, благодаря микоризе, растут трюфеля, белые грибы и даже красные мухоморы, подземные грибницы которых могут занимать многокилометровые площади.

      При выполнении поставленной задачи становятся возможны великие свершения, предпосылки для которых любезно предоставлены природой. Любой человек, который получает знание о своëм могуществе, становится свободным в выборе дальнейшего времяпровождения. Это состояние имеет тот же корень, что и слово «Свобода»1. Человек, проникнувшийся этим чувством, начинает видеть отклики мира на решаемые задачи, а в особенности связь их с достижениями. Здесь в первую очередь становятся ясны значения имён и названий тех или иных объектов, встречающихся человеку на пути. Для того, чтобы стала глубже и яснее сокровенная суть, желательно увидеть и обратную сторону «монеты».

      Обратив пристальное внимание на места, где я проводил большую часть времени, мысленные параллели стали совершенно удивительными. Например, спортзал в Туапсе, который посещал в детстве, занимаясь дзюдо, потом спортзал в Ростове-на-Дону, где проходили занятия по кикбоксингу, и ещё один зал в Сочи. Все три представляют собой практически одно и то же место по совокупности составляющих деталей. Незначительные отличия друг от друга при рассмотрении совокупного образа, состоящего из множества совпадений, являются поверхностными. Таким же образом мое Сочинское место работы в центре обработки данных на олимпийском объекте по многим параметрам оказалось идентично Иркутскому общежитию, в котором я родился. Дверь в рабочий кабинет визуально расположена была в том же месте коридора, а конкретнее — первая с торца здания ближе к окну. Только здесь уже было не окно, а дверь в соседнее здание. А с противоположного края этого здания, в другом конце коридора, за внешней стеной была пожарная лестница. Таким же образом обстояли дела с лестницей и в том общежитии в Иркутске, но только она была меньших размеров.

Перечислять все значительные места, совпадающие по ключевым параметрам, сейчас не имеет смысла. Поскольку это гораздо интереснее каждому проделывать самостоятельно с личными воспоминаниями. Но по ходу повествования об этом будет напоминаться. Сразу после проведения подобных аналогий будет ясно, что такие совпадения наводят на определённые мысли.

Что вообще вокруг нас происходит и являются ли физические перемещения в пространстве действительно «реальными» или же буквально всё, что мы видим это результат энергетических конструкций, построенных на основе наших мыслей. И если это так, то ответ на вопрос, что же такое реальная действительность, становится чрезвычайно актуальным. С наилучшими пожеланиями, Барни. 04.09.2016


 

  

 

 

 

 

 

 

 ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК СЛОВ

 

(используемые в книге для удобства автора)

Безконечность — слово, состоящее из двух: Без и Конечность, обозначающее нечто не имеющее никакого завершения.

Безспорный — слово, состоящее из двух: Без и Спор, означающее какое-либо понятие, не имеющее оснований для оспаривания.

Безкрайний — слово, состоящее из двух: Без и Край, характерная черта чего-либо, что лишено краёв.

Безкорыстно — слово, состоящее из двух: Без и Корысть, означающее отсутствие корысти.

Безпричинный слово, состоящее из двух: Без и Причина, прилагательное обладающее свойством отсутствия причин.

Обезпечение — слово, состоящее из двух: Без и Печаль, обозначающее предоставление чего-либо необходимого для удовлетворения, создания уюта.

Безпечность — слово, состоящее из двух: Без и Печаль, обозначающее практически то же самое, что и слово беззаботность.

Безсознательное слово, состоящее из двух: Без и Сознание, обозначающее область за пределами понимания обыденного сознания.

Безпрепятственно слово, состоящее из двух: Без и Препятствие, понятие, указывающее на процесс, у которого отсутствуют препятствия.

Безстрашноеслово, состоящее из двух: Без и Страх, понятие, указывающее на состояние при отсутствии страха.

Безпокойнослово, состоящее из двух: Без и Покой, понятие, указывающее на состояние при отсутствии покоя.

Безпристрастнослово, состоящее из двух: Без и Пристрастие, понятие, указывающее на состояние при отсутствии пристрастия.

Электровыжигатель — устройство для выжигания по дереву и другим поверхностям.

Пофигисткий — жаргонное словечко, синоним слова Безразличный.

Сварочник — оборудование для сварки волоконно-оптических линий связи (ВОЛС).

ВОЛС волоконно-оптические линии связи.

Скалыватель — устройство для ровного скола волокон при монтаже ВОЛС.

Гидрофоб — водоотталкивающий гель, для защиты ВОЛС.

Пати — жаргонное выражение, обозначающее вечеринку, образовалось как производное от английского слова party

Маверик огромная волна в океане, слово, услышанное в американском фильме «Покорители волн».

Сёрфер — человек занимающийся сёрфингом слово, услышанное в фильме с Киану Ривзом, «На гребне волны».

Верняк верное дело.

Щас — разговорное слово, лингвистический дублет к слову Сейчас.

Заброды — резиновые сапоги по грудь, эдакий полукомбинезон.

Стёб — жаргонное выражение, означающее подшучивание над кем-либо.

 

p.s. При этом в книге широко используются экспрессивные и просторечные выражения; а также выражения в разговорной форме для придания чтецу соответствующего смысловой задумке автора: настроения.

 


 

 

 

 

Вот степь уже скрылась из виду,

О себе лишь оставив воспоминания.

 

Здесь случилось с воином то,

Что видно с каждым однажды бывало.

 

Во время похода по землям далёким

Вы словно во сне себя сознаёте,

 

Но теперь перед этим же взором открылась

Борея мифическая земля древних предков.

 

Здесь нравы суровые были в то время,

Храм Чернобога в этих землях имелся.

 

Какие загадки нас здесь ожидают

В судьбах теней монолитов священных?

 

Горные реки и водопады звучали,

Всë реже и реже пейзажи менялись.

 

Другие здесь чувства воину являлись,

Он как будто бывал тут до этого в прошлом.

 

Неужели это случалось с ним раньше?

Но когда и как именно, не запомнилось что-то.

 

В высотах свист сокола воин услышал

И за холмом повернул вдруг направо.

 

И тут же он встретил первую нежить,

Не людину-предателя, что был убит накануне.

 

Это в каске и панцире гоблин явился

С дубиной в руке и со щитом деревянным.

 

Он караулил проход между скал,

Был внимателен очень и лютовал.

 

Увидев героя, он вскрикнул противно

И побежал на него что есть мочи.

 

Хоть бегал небыстро и весьма несуразно,

Но дубиной он сходу ударил как надо.

 

Разящий удар пролетел очень близко,

Но воин успел отскочить весьма резко.

 

И, развернувшись, ударил наотмашь

И гоблину руку с дубинкой отсёк.

 

И, вскрикнув посмертно, тот свалился на землю

И рядом с рукою навек разместился.

 

На крик сей противный прибежали другие,

Такие же точно, как будто родные.

 

Их было двое, и с дубиной, и с саблей,

Третий за ними бежал с булавою.

 

Расправившись с этими, воин продолжил

Рубить таких тварей по пути выбегавших,

 

При этом он был всё проворнее в этом

И опыта нового так набирался.

 

Отточив мастерство, он окреп не на шутку,

Меч свой добротный в бою изучая,

 

Приёмы у воина нашлись под него,

Которые можно лишь им было сделать.

 

Теперь до него доходить начал смысл

Того, что деды ему говорили

 

вместе со сказками ещё в раннем детстве,

Сейчас вспоминал их и встречал подтверждение.

 

Об этом рассказано будет чуть позже,

Поскольку сейчас воин отвлёкся.

 

Там на пустоши возле обрыва

Он увидел скелет, что лежал под скалою.

 

Рядом с ним поржавевшая сабля и щит

И бутылёк небольшой с чудо-зельем

 

Из тех, о которых он знал по рассказам,

Этот был для здоровья и сил восполнения.

 

Воин взял ту находку с собою,

Уже чувствуя, что она ему пригодится.

 

Гаркнул и ворон в этом месте забытом,

Восполнив тем самым всю «красочность сцены».

 

Вскоре дошёл герой до почвы песчаной,

Где захоронения племени были,

 

И тут началось представление иное,

О котором никто ещё не глаголил.

 

Такие противники были в новинку,

Которые из песка сейчас выползали.

 

Это колдовства порождения вставали

С одною лишь целью напасть на живое.

 

Мечи и дубины тащили за собою,

Принимали удары и рассыпались на части.

 

Остановиться нельзя воину было,

Поскольку их много вокруг повставало.

 

Дошёл он до площади в старых постройках,

Расчистил от нечисти, встал в середине,

 

Увидел он столб обожжённый, высокий,

Который был чёрного цвета и толстый.

 

Алтарём столб служил видимо раньше,

Но сейчас его осквернили «дарами».

 

Колдовством своим тёмным в помыслах глупых

Кто-то сделал тотем сей безобразным.

 

Воин стукнул мечом ровно там где и надо,

Подрубая опору негодного места.

 

Сей «алтарь» громко рухнул прямо на землю,

Собою проход через ров создавая.

 

Пройдя по нему, он попал на тропу,

Пройдя по которой поднялся он в гору.

 

На вершине стояло шесть каменных глыб,

Расположенных кругом друг друга напротив.

 

Встал между ними по велению сердца,

Снова видение его посетило.

 

Таинственный голос гласил назидания,

А вокруг всё мерцало синим сияньем.

 

 

«

Выслушай, сын мой, и познай одну мудрость

С начала времён зло в ожидании лежит,

 

Много веков растёт его сила,

Свет правды лишь может тебе победу дарить.

 

Будь доблестен, веру свою береги,

Ищи остров мёртвых, найди там храм света.

 

В Ворота Веласкьяльв смело ступай,

Там и получишь на все вопросы ответы.

»


 

 

 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ГЛАВА ПЕРВАЯ

Эта глава связана с Солнцем — центром нашей планетарной системы, источником энергии и символом жизни. Как Солнце пребывает в постоянном термоядерном кипении, «бурлит», выбрасывая в пространство мощнейшие протуберанцы и солнечный ветер, пронизывающий всё вокруг, так и эта глава, в некотором смысле, пронизывает все эпизоды данной книги.

Одним словом, Солнце живое. Оно связано с поколением молодых. Их мощнейшую энергию и желание согревать можно сравнить с нашим Светилом.

Ведь они видят мир как прекрасное великолепие, которое нельзя описать дословно с опорой на интеллект. Это виденье напрямую связано с нашими чувствами, с объективным восприятием окружающей действительности и интуитивным знанием.

Итак, всё начинается лично с нас, ныне живущих людей, и посему мы приступаем!

 

 Увеличительное стекло

 

«Казаться: чтобы быть»

народная мудрость

Ранним утром одно из пространств, представших перед взором, вдруг стало чрезвычайно тихим. Одновременно с началом этого повествования в воздухе почувствовалось предощущение солнечного дня. Лёгкая дымка тумана, выплывающая на опушку из гущи леса, радужным фейерверком растворялась под лучами солнечного света. При этом особо примечательным было осознание, что именно таким незатейливым образом явил себя первый день лета. При взгляде со стороны было бы заметно, как человек, наблюдавший за всем этим, вздохнул полной грудью и слегка поёжился от пронизывающей всё вокруг приятной свежести.

И вот этому же взору представлен: молодой, но уже довольно крепкий орех, с размашистой кроной, такие были в диковинку, в радиусе нескольких миль. Он был достопримечательностью леса, который состоял преимущественно из Ясеня. Этот орех, в народе именуемый Грецкий, стоявший прямо посередине небольшого пшеничного поля, рос рядом со стройной Берёзкой, ещё одной редкой особенностью однородного леса. По счастливому стечению обстоятельств эти две редкости оказались совсем рядом на единственной опушке в радиусе 88 тысяч километров, т.е. посреди огромного пространства. Если бы на месте этих деревьев были люди, то они, скорее всего, почувствовали бы себя очень одинокими.

Вскоре наблюдателю, судя по тому, как разгладились складки на его лбу, стало приходить понимание: всё, что он видел и всё, что создавало эту атмосферу, начинает открывать свои тайны. А выглядело это так: И вот на одной из полосатых словно зебра ветвей, образующих крону стройной берёзы, как будто бы там и вырос, появился удивительной красоты фарфоровый чайник с не разборчивой росписью. И к тому моменту этот чайник успел окраситься в оранжевые тона восходящего Солнца. А человек, тем временем, подошёл нерешительно, но легко, и вознамерился понять смысл происходящего. На одной из сторон чайника иероглифы приобрели разборчивые черты, поэтому появилась возможность прочесть:

«Здравствуй, человек, чей взор устремлён на этот текст! Уже сделано достаточно шагов к моменту нашей встречи. Пусть мне мало известно о твоем пути, но сейчас это не так важно.

Для ясности сразу объяснюсь, сейчас я тот самый чайник, который за считанные секунды был рожден на одной из прекраснейших опушек, какие только могут существовать на свете. И это случилось благодаря тебе. Именно здесь, кстати, мы и находимся... и здесь же зарождается взаимопонимание, благодаря которому становится ясно, что это всё значит.

Я постараюсь развёрнуто ответить на следующий вопрос: «Каким же таким волшебным свойством обладает информационный обмен, происходящий с помощью написанного слова, и чем он отличается от любого другого способа подачи информации»? Ответ как всегда на поверхности: своей способностью со скоростью мысли рождать безкрайнее1, но при этом совершенно уникальное пространство чтеца.

В данном случае чтец это ты, а посему речь идёт о твоем пространстве. И какое это пространство, великолепное или не очень, доподлинно известно только тебе. Но даже любопытному стороннему наблюдателю или же попросту уличному зеваке, чтобы иметь хоть и поверхностные представления о твоём творении, достаточно пропутешествовать по тем же ориентирам, что и ты. Вообразить подобное место. Таким образом, люди и находят взаимопонимание: качество которого зависит от степени идентичности их творений.

Самое интересное, что это значительное свойство текста по сравнению с другими возможностями подачи информации, является далеко не самым удивительным. Просто это свойство проявляет такие возможности совершенной свободы, о которых нет смысла говорить с точки зрения логики. В таком случае наши мудрые предки, рассказывая былины, произносили всем с детства известную фразу: "Что не в сказке сказать, ни пером описать". Это, как и многое другое, можно объяснить только языком чувств, проводя соответствующие параллели. Ещё одна важнейшая особенность текста заключена в возможности автора вступать в диалог со своим читателем через вымышленные образы и даже через неодушевлённые предметы. Именно этим, кстати, мы сейчас и занимаемся, потому что, по сути, ты сейчас разговариваешь с чайником…

Раз уж тебе представилась возможность оказаться на этой опушке, то вскоре ты сможешь прочувствовать глубину собственного творения, а это достойное развлечение. Далеко не каждый день такое случается и, вероятно, не с любым человеком. Так что доброго настроения, всех благ в дороге, и да помогут тебе указатели!»

Именно такие слова и были написаны на фарфоровом чайнике, висевшем на ветке молодой Берёзы среди пшеничного поля внутри могучего и волшебного леса. Человек, прочитав это, вздохнул ещё глубже, но воздух уже потеплел…

Всё бы могло так и закончиться, ограничиться таким вот непонятным проявлением пространства. Но на том самом рядом стоящем Орехе с видом «скромного в душе» парня появилась другая табличка с дополнительной информацией. Она, как выяснилось, и была указателем, прояснила дальнейшее направление пути условным шифром. Этот указатель был сделан из склеенных листов берёзовой коры, по духу напоминал карту сокровищ из мультфильмов времён СССР. «Карта» довольно приличных размеров уместила в себе объёмный текст, буквы которого, похоже, были кропотливо выжжены с помощью специального приспособления. Этим инструментом мог быть ультра чувствительный лазер, имеющий настройку мощности, чтобы не прожечь кору насквозь, либо обычный электровыжигатель, требующий исходя из названия, подачу электричества. Но всё же это было «устройство» более подходящее для этих мест. В действительности буквы были сделаны талантливым мастером при помощи линзы, концентрирующей лучистую энергию Солнца. Похоже, он очень искусно овладел умением фокусировать солнечные лучи при помощи такого простого оборудования и сделал это с грациозной лёгкостью, сочетая в себе контраст современных понятий с первородными знаниями.


 

*

Здесь текст на табличке закончился, но чтобы вникнуть глубже в написанное, пришлось перечитать запись. Это получилось сделать несколько раз, но на удивление, на той же самой табличке, тем же самым почерком, появилось как будто бы продолжение предыдущей мысли, но уже с совершенно другим эмоциональным окрасом. Как это возможно подумалось мимолётно. И с желанием почесать затылок, чтение продолжилось:

Другая аллегория, объясняющая весь процесс развития такого навыка, сравнима с процессом тренировки какой либо группы мышц. В самом начале тренировок: груз берётся не большой, и по мере развития нужной мышцы, килограммы нужно ощутимо увеличивать. При такой трактовке, становится ясна взаимосвязь изначальных физических данных и текущих способностей атлета...

Но основополагающими факторами всё же являются воля, дисциплина и упорство на выбранном пути. Таким образом, процесс сознательного накопления соответствующих «ЧТО», сравним с работой межсетевого экрана для компьютерных сетей, правила которого устанавливаются предоставленным ранее понятием «КАК».”

Так текст появлялся, словно из другого информационного пространства, можно подумать, он просто проявлялся в воздухе в виде электрических разрядов. Слова задерживались на время, необходимое для прочтения, и тут же рассеивались в воздухе: оставляя искристый шлейф, пропитанный запахом грозового озона. С сокровенной мыслью о взаимосвязи такого рода визуальных эффектов с этими «ЧТО» и «КАК», протерев глаза, чтец с нарастающим вниманием, читал это молниеносное письмо:

 Просветлённые монахи дают прекрасный совет как этого добиться: "Всегда действуйте так, будто от ваших действий зависит будущее Вселенной, посмеиваясь над собственной мыслью, что вы способны на что-либо повлиять".

 

И в этом совете есть здравое зерно. Ведь принимая подобную идею в виде шутки, мы снимаем напряжение, так как не ждём результатов, а просто действуем, причём безкорыстно. Хотя, при этом стоит помнить, как уникальный в своём роде учёный Никола Тесла утверждал, что: «Действие даже самого крохотного существа приводит к изменениям во всей вселенной.»”

 

Вдруг в воздухе стал нарастать какой-то инородный звук, который не давал сосредоточиться на чтении, это было так некстати, ведь впереди, по всей видимости, было ещё много важной информации. Это обстоятельство вызвало переключение внимания на другую личность. Но откуда она здесь, да и вообще как это всё здесь оказалось? Звук тем временем, становился всё более навязчивым и громким, и уже нельзя было не обращать на него внимания, приходилось слушать. И тут хаотичный шум стал приобретать ясные черты - мелодию восточного типа, в итоге музыка превратилась в знакомый звук будильника, установленного задремавшим перед выходом на дежурство, пареньком по имени Барни.

 

Парень открыл глаза и приятно потянулся. Тут же всё мгновенно прояснилось, и стало гораздо понятнее происходящее! Ведь оказалось, что это был всего лишь сон, но какой же это всё-таки странный сон... Сон, какое привычное и «всё» объясняющее слово! «Вот это да», — подумал Барни и принялся собираться на работу, попутно пытаясь окончательно удостовериться, что уже проснулся.

Приехав на место работы, Барни поинтересовался официальными определениями оптических инструментов Линзы и Призмы, уточнил при этом их физические свойства. Благодаря школьной программе, пройденной в далёкие годы, которая вдобавок была усилена подготовкой к экзаменам по физике с репетиром, его знания позволяли понимать суть, обращаясь только к поверхностным определениям. Репетир кстати был не кто иной, как сам директор Первой школы из города Туапсе. Исключительно благодаря его великолепным преподавательским способностям, парень стал знать физику на 5 с плюсом.

Если упрощённо взглянуть на определение, то Линза в оптике — предмет дискообразной формы, служащий для фокусировки или рассеивания света, в зависимости от выпуклости либо вогнутости её сторон.

 


 

А, соответственно, Призма  это устройство для преломления световых лучей, имеющая форму геометрической призмы. За счёт неё белый свет раскладывается на радужный спектр или, другими словами, на спектр световых излучений с разными длинами волн.

 

Получить разные длины волн и, как следствие, спектр разных цветов можно и с помощью Дифракционной решётки, представляющей собой совокупность большого числа параллельных, равноотстоящих друг от друга микроскопических прорезей одинаковой толщины, нанесённых на плоскую или вогнутую оптическую поверхность. Кстати говоря, один из наглядных примеров дифракционной решётки компакт диск для лазерных приводов, который широко используется в качестве носителя информации в двадцатом веке.

 

 

 

Так воин у стены оказался

В том месте, где был пролом от ядра.

 

Это камень размером в две сажени в шаре

Орудием кинут был с силой громадной.

 

Воин не ведал и не видел такого,

Но сейчас не об этом была его дума.

 

Пройдя в сей пролом он внутри оказался

За стенами замка, в который и метил.

 

Тут, он чувствовал, есть драгоценность,

Та, что приблизит его к главной цели.

 

Уже знакомые твари его окружили,

Это орки и гоблины были повсюду.

 

Их убивал он давно, не считая,

Не сильно страдая от встречных ударов.

 

Гоблин, стрелявший из лука сквозь бойницу,

Попал воину в руку и наметил ещё.

 

Воин стрелу его вытащил сразу,

И в колчан свой убрал тот, что был за спиною.

 

Действуя скрытно, он на стену запрыгнул,

Постепенно к врагу своему приближаясь.

 

Тут лучник заметил его появление,

Стрельнул ещё раз, но воин пригнулся.

 

И резко вскочив, с разбегу ударил,

Попал куда надо, при том лук не сломав.

 

Ведь лук был неплох да и сделан умело,

Воин его повесил за спину.

 

Зачистив всю крепость, до палаты добрался

К замку отдельному, что был в самом центре.

 

Там он увидел разбитую дверь,

Рыцари всюду лежали в разброс.

 

Тогда воин понял, что тут приключилось

Напавшая темень здесь свет одолела.

 

И зря он рассчитывал на помощь вельмож,

Тех, кто заправлял здесь до этой расправы.

 

Паладин ордена управлял гарнизоном,

Гарнизон канул в вечность и стал не у дел.

 

Лорд Герман был тем паладином,

Воин желал разговор с ним вести,

 

Но его самого здесь не было видно,

Едва ли такое могло быть случайным.

 

В регионе Армины эта главная крепость

Веками следила за сохранением мира.

 

Свободный проезд, безопасный район

Герцоги здесь обеспечили это.

 

Лорд Герман был лучшим и многим известен,

Он знал своё дело получше любого.

 

Поэтому его отыскать нужно было,

Возможно, он здесь ещё бьётся с врагами.

 

Зашёл воин бравый в пролом вместо двери,

И палаты от орков он принялся чистить.

 

Вражья свора с мечами и ядом

Здесь нападала отчаянно и нагло.

 

На стенах тех серых под светом огня

Висели щиты и различные флаги

 

Узоры на них были новы весьма,

Воин не видел таких и дивился.

 

На синем фоне с жёлтою каймой

Гады глядят друг на друга свирепо.

 

Это змеи на хвостах сплетаясь стоят,

Пронзая собою белый череп по центру.

 

Другой был рисунок на настенном щите,

Что у лестницы ведущей наверх разместился.

 

Синим и красным разделён его фон,

Трезубец по центру белый стоит.

 

Рисунок был и на центральной колонне,

Там в главной зале величаво стоявшей.

 

Красный флаг, золотом весь окаймлённый,

Был вытянут далеко вверх от древка.

 

Символ — змея, обвивавшая меч,

Там головой о рукоять опиралась.

 

Эти чуждые взгляду эмблемы

О многом воину дали рассказ.

 

Вот в тронном зале на троне рисунок:

Яркое солнце слева внизу,

 

Сверху и справа дракон от светила летит,

В полёте упирается в угол.

 

Он обжёгся, наверно, побывав выше солнца,

А вниз оно его уже не пускает.

 

В этой палате как раз возле трона

Нашёл он вельможу живого ещё.

 

Тот весь в ранах лежал, но успел рассказать,

Где теперь можно найти лорда Германа.

 

Его нечисть забрала, чтобы тайну разведать,

Ту самую, что искоренению зла помогает.

 

И вельможа вручил крупицы познания,

Которые лорд ему успел передать.

 

Это свиток и ключ от тайного хода.

В свитке, о чудо, карта и символ.

 

Тот самый, что нужен. Одна из печатей.

Он отмечен на карте в одном из проходов.

 

Воин открыл тайный ход

И вошёл в подземелье большое.

 

Найдя в лабиринте искомое место,

Он зашёл в коридор, за ним двери закрылись.

 

Но воин перед этим заметить успел,

Как несколько блоков из стен выпирают.

 

Их было четыре, друг против друга,

Факел в руке освещал это место

 

Едва двери закрылись,

Как воин всё понял.

 

Звук с потолка подтвердил его мысли.

Плита из шипов подступала всё ближе.

 

Елозя по стенам, механизм заработал,

Это пресс опускался всё ниже и ниже.

 

Время теперь его поджимало,

Воину было нужно действовать быстро.

 

Он нажал на те блоки в порядке особом,

Чутьё подсказало, как нужно всё сделать.

 

Плита же застыла сразу на месте,

И дверь, что проход закрывала, открылась.

 

Он оказался в другом помещении,

Размером таким же и чем-то похожим.

 

На уровне ног здесь было две щели,

Каждая на всю стену длиною.

 

Воин понял — это тоже ловушка,

Но не знал механизм, как её запускают.

 

Кинул в центр он кость, черепушку,

Ту, что лежала под ногами у входа.

 

Ничего не случилось при этом,

И воин стремглав пробежал это место.

 

Двери открылись, он внутри оказался,

Стена ярко-синим огнём освещалась.

 

На стене там иероглифы с текстом старинным,

Свет на неё падал из ниоткуда.

 

И от стены буквально с полметра

На высоте глаз героя

 

Висела табличка с символом этим,

С одним из восьми, с той заветной печати.

 

Табличка из глины размером с кулак

В воздухе парила прямо пред воином.

 

Встав чуть поближе и взяв её в руки,

В тот миг же услышал знакомый он глас.

 

Старец вещал назидание такое

Былин и легенд своих изложение.

 

Точнее подсказку чтобы увидеть

Кусочек картины глубинного смысла.

 

«

Изначальный хаос попал не в те руки,

Принц тьмы встал у руля

 

Как до того ему было приказано,

Чтобы создать новое бытие.

 

И ожил он, и стал независимым,

И создателя решил обмануть.

 

Стал Лордом Хаоса он и вознёсся,

Среди богов всему вопреки оказался.

»

 

Воин взял руну и двинулся дальше,

Выйдя из комнаты, он увидел тотчас.

 

Что ловушка стала активной,

Которая при входе его волновала.

 

Из щелей тех на уровне ног

Острые диски металла летают,

 

Тот череп, что кидал он для проверки намедни,

Уже пополам был металлом расколот.

 

Ступи туда хоть кто-то — исчезнет,

Вот как ловушка эта включалась.

 

Он не первый, кто до сюда добрался,

Но вместе с руной никто не ушёл.

 

Только без неё уходить нету смысла,

Поэтому воин алгоритм изучил.

 

Дождавшись момента, он лихо подпрыгнул,

Перескочил через острые диски.

 

Это планировать было нужно немедля,

И каждый прыжок своевременно сделать.

 

Так воин ушёл из ловушки с трофеем,

Огонь за спиною ему сказал: «до свидания».

 

Освободив эту крепость, воин двинулся дальше,

Выйдя за стены, он мысль услышал:

 

«

Хоть крепость и стала чиста от напасти,

От орков и гоблинов, но главарь их остался.

 

Он не просто был нежитью новой,

А создание сильней и гораздо опасней,

 

И целью их был не герцога замок,

Искали они что-то гораздо ценнее .

»

 

Так путь свой направил

Он через древние шахты,

 

Где гномы до этого в древности жили,

И там его ждали иные загадки.


 

 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

 

*

*

Телефонный звонок

 

Координаты по Времени жизни: 31 оборот Земли вокруг Солнца с момента физического рождения героя рассказа

Действующие персонажи:

Старший Мастер — кабельщик-спайщик, бригадир подрядной организации

Барни — герой рассказа

Кейт — новенькая коллега на новом месте работы Барни.

Джорш и Сэм — коллеги и весёлые мастера, учителя Барни.

Матёрый мастер спайщик, и в то же самое время бригадир группы монтажников волоконно-оптических линий связи (ВОЛС), вытащил из кармана штанов цвета хаки потрёпанный временем и обстоятельствами мобильник. Он с бригадой только что, после удачно выполненной работы, с чувством приятной усталости возвратился на базу с полными пакетами провизии, которую прихватил в ларёчке по дороге. Всё это, как обычно, поднимало ему настроение, делало его позитивным. Он отделился от компании ребят, хохотавших на фоне играющего в общей кухне радио, и позвонил Барни, который в свое время успел побывать с ними в одной «упряжке». Услышав, как после четвёртого гудка трубку подняли, он быстро бросил:

 

Аллё, здорова!

 

В это время инженер по имени Барни, который работал на предприятии основного оператора связи страны, а именно в ЦОДе (центре обработки данных), как раз заступил на воскресное дежурство. По своему складу ума он привык учитывать множество деталей. Проверил электронную почту, попутно осмотрел работу камер видео наблюдения и систем контроля учёта доступа, убедился, что всё в полном порядке. Меняя дневного сменщика, который в выходной день пребывал в гордом одиночестве, один на целом этаже здания центрального олимпийского объекта, он увидел, как звонит трубка личного телефона. Мобильник лежал рядом со служебной трубкой: Барни спокойно посмотрел на высветившееся имя звонившего и, сверяясь с таинственными схемами действий, ответил на приветствие с доброжелательностью в голосе:

 

Здорова!

 

Мастер явно «заряженный» и на взводе, с непонятно откуда взявшимся волнением выпалил:

 

Есть хорошая работа, объём огромный, хоть 1000 волокон, оплата наличкой, 150 рублей за волокно. Предлагает мой хороший знакомый, так что верняк1(!),; интересует?

 

Ещё совсем недавно Барни практически без выходных работал спайщиком в бригаде этого мастера около года. Там он получил солидный опыт и сохранил уважение к этому человеку как к бригадиру и мастеру с большой буквы. Однако по такой вступительной речи догадался, что работа не будет простой. Освежив в памяти эпизоды, связанные с этим человеком (о чём неторопливо будет рассказано по ходу повествования), он ответил:

 

А что именно за работа? Я ведь сейчас работаю не в строительстве, а скорее по части эксплуатации, да и график сменный. Какие сроки у заказчика и что конкретно нужно сделать? (Это он произнёс очень спокойно и внятно, задумчиво глядя при этом в окно, держа трубку у правого уха).

 

Мастер после такого ответа, явно успокоившись, проговорил (лишь слегка торопясь):

 

На счёт сроков, заказчику, как всегда, нужно было ещё вчера… работа на мостах и в тоннелях, я бы сам пошёл, но не успеваю, мы и так загружены сильно сейчас. Необходимо на всём участке организовать видео наблюдение, приварить камеры, пропуская волокна транзитом на следующие, а потом разварить на кроссы в будках наблюдения, в общем, там легко разберёшься на месте. Кстати работу даёт мой наставник, который обучил меня всему, на этом поприще.

 

Как и всегда, объяснять суть дела у Мастера получалось не слишком хорошо, хотя люди, которые знали его не первый день, сказанное могли понять. Он давно был на своей волне и потрясающе умел выбирать самое главное из общей «каши» слов. Так и сейчас получилось: одна фраза сыграла главную роль, та самая, которая касалась видео наблюдения. Дело в том, что сварка оптических волокон своеобразная работа, направленная на передачу информационных потоков, которые могут содержать в себе всё, что угодно. Что ж, значит, предлагаемая работа связанна именно с видео наблюдением. Барни сразу же посчитал эту информацию актуальной, то есть соответствующей его «таинственным схемам». Потому что буквально на днях на нынешнем месте он был назначен ответственным именно за исправную работу видео наблюдения по всему объекту ЦОД. Такие совпадения часто играли значительную роль в жизни Барни.

Естественно, его бывший бригадир не знал об этом, поэтому без умысла говорил всё подряд, думая о своём. На самом деле, Мастер довольно часто прибегал к хитрости, но эти попытки были столь наивны, что он, чувствуя, что вот-вот неминуемо будет разоблачён, сам заливался смехом как ребёнок. Не успевал «пожинать плоды» своих уловок. Если же ему удавалось скрыть смех, то покрасневшие уши его выдавали, и тут он уже нечего не мог поделать. Сейчас же он был серьёзен, таким это событие увидел и Барни, прибегнув к мысленному анализу, поэтому решил взяться за дело и спокойно прибавил:

 

Ты же знаешь мой уровень мастерства на этом поприще, как считаешь, смогу ли я?

 

Ты просто должен смочь, у тебя нет выбора, замысловато произнёс Мастер, а потом словно скороговоркой протараторил: Но только оденься потеплее, там сквозняки от ветров проходящих «ласточек» (так назывались местные электрички) и снег лежит, работа ведь на мостах и в тоннелях, но потому и объёмы, да и деньги такие, ладно, я поговорю на счёт 200 рублей для тебя.

 

Вообще-то на тот момент для Барни деньги были скорее косвенным, чем первостепенным стимулом в этом деле. Ему платили достаточно, чтобы он мог удовлетворять свои скромные на тот момент потребности. Руководствовался он совершенно иными мотивами, пусковым механизмом в принятии каких-либо решений были для него особые чувства. Образное восприятие информации напрямую зависело от тех слов, которыми с ним общались. А точнее, от чувств, которые у него вызывали эти слова. Ставка же в 200 рублей за волокно была скорее маленькая, чем большая, и этот сильнейший аргумент с точки зрения Мастера у Барни вызвал только улыбку. Обычный тариф среди спайщиков его предприятия был 300 рублей за волокно, а в преддверии олимпиады давали и 500, иногда даже больше, но в нынешнем случае дело в другом. Да и он уже был далеко не среди спайщиков, а просто «случайно» знал их расценки. Но звук старого доброго голоса Мастера вызвал чувство достойного вызова, предопределил значительный по своей сути поступок. При этом что-то дополнительно вызвало глубокий резонанс в душе Барни, может, слово «мосты» или «тоннели», а может, всё вместе…

 

В то же время, из глубин сознания всплыл рассказ Мастера о подобном «подвиге», который в годы бурной молодости сделал оптическую трассу под видео камеры во всех тоннелях на сочинской автостраде, причём в одиночку. Барни, который понимал объём выполненных работ, за это его уважал, как и другие. И, кстати, Мастер прикупил себе новенький Volkswagen седан по итогам той работёнки.

Высоким авторитетом в своих кругах он был обязан и собственному наставнику, который учил его крайне сурово. Судя по рассказам, в ход шли удары обрезком кабеля по рукам, если «подопечный» совершал оплошность. А такое, похоже, было отнюдь не редкостью. Но несмотря на это, а, может, и благодаря этому, Мастер по уровню мастерства явно на порядок превосходил окружающих его коллег. Вот и теперь история как будто повторяется. Барни с Мастером тёзка, и у него появилась возможность также отличиться, но только уже на железнодорожной дороге и на мостах, а это ведь даже круче — так подумалось ему. Есть возможность перещеголять самого Мастера. Барни любил побеждать, а одолеть самого лучшего в своей сфере для многих является заветной целью, и уже не надо никаких наград.

 

 

 

*

Хоть это всё и показалось Барни символичным, правильным и интересным, но, плюс ко всему прочему, внезапно вспомнилась она, та, которая недавно устроилась к ним на работу, красивая и уникальная девушка. Всё, что пока можно было о ней сказать то, что по будням во время его дневных смен она находилась за соседней стеной. Ничего в этом странного не было бы, вот только есть одно но. Дело в том, что личная жизнь Барни находилась как бы в фоновом режиме, и уже довольно давно, о чём ещё будет сказано в следующей главе этой повести. В общем, к описываемому моменту ничто не предвещало каких-либо перемен. Поэтому заметная подвижка на любовном фронте была весьма странна и совсем неожиданна даже для самого Барни. И не сразу, но с каких-то пор та девушка постоянно находилась в его мыслях. И у него пока не получалось построить физический мост к её внутреннему миру. Но такое желание появилось, и оно росло день ото дня. Его стала радовать даже такая скромная близость, как соседство кабинетов. С некоторых пор он начал осуществлять сближение, хватался за любой повод, а их было великое множество, учитывая хаотичную супер внимательность, богатейшее воображение и даже талант в этом деле. Поэтому как раз сейчас он ясно увидел подходящее «задание от мира», так он это себе представлял, и, стараясь объяснить его значение на свой лад, решительно и твёрдо заявил:

 

Хорошо давай телефон, попробую за 200.

 

Мастер успокоился, так как почувствовал, что Барни, как это иногда с ним бывало, уже крепко «зацепился». С искусственной серьёзностью в голосе, а это всегда было заметно, Мастер постарался дополнительно придать эдакое особое значение своим словам и подвёл итог:

 

Ты просто должен смочь. проговорил, драматически повышая тон. Скину телефон по смс, добавил негромко и с нотками таинственности.

Так, по крайней мере, это услышал Барни; и поэтому улыбнулся.

 

После разговора инженер решил прогуляться по улице и заодно поесть пиццу в местном ресторанчике. Это происходило в один из тех периодов, когда отдельные личности «приходят в себя» после праздников. Возможно, поэтому, проходя мимо одного многоэтажного дома, он стал невольным свидетелем нелепой, по его мнению, «драмы». Один мужик, явно перебрав с «праздничной дозой», стоял, пошатываясь, у двери в подъезд. Дверь подъезда была с домофоном. Этот дом был уже знаком Барни, он как-то побывал там случайно, на днях по просьбе коллеги занимался перезагрузкой коммутационного оборудования, которое предназначено для раздачи интернета жильцам. Поэтому он знал, что магнит на двери открывается без ключа, достаточно её просто уверенно дёрнуть. Видимо, такая неисправность случилась недавно, ибо даже этот житель, стоявший сейчас под дверью и невнятно просивший свою супругу открыть дверь, не знал об этом. Разговор был примерно таким.

 

Мужик:

Открывай я больше не буду. Ик!

Женщина:

Знаю я твоё «не буду», иди гуляй, подыши ещё свежим воздухом, будет тебе урок.

 

Барни услышал именно эту фразу, и, отойдя довольно далеко, обратил внимание, что дверь мужику всё-таки не открыли; тот понурый сел под дверью, видно, решив дождаться, когда кто-нибудь будет выходить из подъезда. Барни мысленно увидел эту семью и с иронией подумал над нелепостью ситуации. Ведь мало того что мужик попал в такое положение, он при этом ещё и не смог договориться с женой и даже не дёрнул дверь, которая и так была открыта. В общем, забавно. Барни пошёл дальше за своей пиццей, уделять внимание подобного рода картинам было его обычным занятием, но он быстро терял к ним интерес. Порой его даже раздражало вот такое мгновенное погружение в чужие миры вроде этого. Ему начинала казаться обузой своя повышенная проницательность.

 

Отужинав пиццей и вернувшись за свой компьютер, Барни стал листать фотографии той самой Кейт, которая, как многие симпатичные девушки , выкладывала их в социальные сети. На тот момент он довольствовался малым, а именно частенько слушал её музыкальные трек листы, находил переводы песен с английского, чтобы понять, что они значат. И, что удивительно, они всегда что-то значили. Пожалуй, он решал даже нерешаемые ребусы в этой сфере. Ещё он аккуратно просматривал странички её лучших подруг в поиске хоть какой-то дополнительной информации. Как-то раз, даже залез в открытый онлайн2-вопросник её младшей сестры и стал вести анонимный диалог на свободную тему. Ему хватало такого взаимодействия, чтобы многое узнать и даже, как ему казалось, чем-то помочь тому человеку, с кем вступал в подобный контакт.

Почему-то ему непременно нужно было всем помогать, просто поговорить ни о чём, и этим удовольствоваться он не мог. Видимо, так он ощущал себя вершителем мироздания, способным благотворно повлиять на судьбы «простого люда». Задавая свои хитро выстроенные вопросы, Барни понимал человека и управлял ходом диалога, когда это требовалось, управляясь таким небогатым инструментарием как онлайн-вопросы. Он даже не задумывался, хорошо ли так поступать или не очень, а сдерживать себя в этом деле не получалось. Результатом становился взбудораженный вид, красные глаза и чувство явной неудовлетворенности. Таким образом, его поведение до забавного было похоже на поведение шмеля: он не только увидел прекрасный мёд в стеклянной банке, но и почувствовал волшебный аромат. Шмель кружил возле неё, временами пытаясь пробраться под плотно закрытую крышку, а временами просто «ожидал у моря погоды».

При этом стоит отметить, что Шмели в природе — одни из самых холодостойких насекомых: они способны, быстро и часто сокращая мышцы груди, разогревать своё тело до необходимых 40°C. Это позволяет им вылетать рано утром и собирать первый нектар, когда воздух ещё недостаточно прогрелся. К тому же быстрое повышение температуры тела даёт шмелям заметное преимущество перед другими видами насекомых. При желании, собрать «нектар» для Барни не составило бы особого труда, но он желал только того, чего желал. Более того, к этому моменту у него выросло основательное чувство личной ответственности за поступки такого рода. Вот потому углублённые размышления повели его своими, доселе нехожеными тропами.

 

Вот как это всё видел «шмель»: в рабочее время Барни и Кейт общались не часто, да и разговаривать-то толком не получалось, всегда что-то мешало в олимпиадной суете. Какие-то очень контрастные энергии настроений витали в здании олимпийского оргкомитета, они оказывали влияние на всех людей, а на неё с Барни и подавно. Да и сама эта парочка была та ещё, их мыслительные процессы были слишком затейливы, слишком густо насыщены личными эмоциональными взрывами, хаотичными по своей сути. И потому состыковаться на уровне мыслей им явно не светило. Но любое взаимодействие, даже самое маленькое, создавало заметное впечатление, что-то притягивало его на глубинном уровне, и это что-то лежало за пределами изощрённых умозаключений. Хотя до какого-то времени, ощущения не подтверждались явными фактами ни с той, ни с другой стороны, так что имели под собой основание «не твёрже воздуха».

Просто к этому моменту у Барни сформировалась очень необычная система ценностей, он был настолько отрешён от „типичной мирской суеты“ как уже говорилось выше, что даже не сразу заметил эту девушку, которая стала впоследствии для него так много значить. Поэтому это всё с самого начала было не просто понять, а уж тем более кому-то объяснить. Работая посменно с коллегами, Барни часто выезжал на природу и проводил много времени в горах. Соблюдая сдержанную диету, совершенную трезвость сознания, целомудрие и занимаясь духовными практиками, в том числе и йогой, он пребывал вне социума и практически не замечал девушек. В таком состоянии он оказался после отшельничества, о котором ещё будет сказано отдельно. В этом «волшебном» образе жизни были и свои трудности. Требовалось сконцентрироваться на текущей работе, не говоря уже о поддержании «нормальных» социальных связей. Об осознанном флирте в том состоянии даже не было и речи. Многое становилось ярким контрастом его внутреннему миру.

Поэтому ему приходилось придумывать для себя мысленные игры, чтобы поддерживать интерес к рабочему процессу. Можно сказать, он вёл богемную жизнь, только об этом мало кто из его окружения догадывался, поскольку у него были и серьёзные причины скрывать свою «странность» от окружающих. Ему нужно было производить впечатление «обычного» человека. И вот, пребывая в таком состоянии, увидев эту девушку какое-то количество раз, он как будто очнулся от глубокого сна… Сейчас в этот факт ему, пожалуй, было бы даже трудно поверить.

В общем вскоре, по непонятной для себя причине, Барни стал поступать и даже думать, как подросток. Иногда он даже строил планы, наслушавшись втихаря её песен, выложенных, как ему казалось, специально для него. Однажды, найдя таким образом в песне сокровенное послание, он принял решение, что обязательно её поцелует, потому что такие слова выдал интернет-переводчик... Зашёл к ней в кабинет, она была одна, это было им рассчитано. Но посмотрев ей в глаза, считал на уровне подсознания, что этот «подходящий» момент не таков, каким он себе представлял вначале. Он «понял», что испугает её таким странным и «не логичным» поведением. Ум посылал «спасительные» сомнения: вдруг окажется, что он всё надумал.

Сказать по правде, это было похоже на сумасшествие. После такой неудачной попытки он, конечно же, себя ругал за нелепые поступки, но подобное повторилось несколько раз. Для тех, кто мог бы наблюдать эти сцены и понять их подноготную, Барни предстал бы не в лучшем свете. Собственно, если бы Барни увидел в подобном положении кого-нибудь из коллег, он бы понял всё… Но таких «недотёп» ему ещё встречать не приходилось. Хотя общественное мнение лично его волновало меньше всего. На тот момент он ясно представлял временность и поверхностность всех нынешних знакомств, потому что уже имел богатый опыт общения с различными коллективами.

В общем Барни не унывал и свято верил в наилучший исход, поэтому не обращал внимания на отсутствие какого-либо явного результата. В таких случаях некоторые коротко и ёмко говорят: «маразм крепчал». А Барни, тем временем, как и полагается, разрабатывал и постепенно внедрял в жизнь план по обретению «совместного счастья» со своей избранницей.

Веря в материализацию мыслей, именно в деталях этого плана он и задумался сейчас, находясь уже практически в медитативном состоянии. И пока он в нём прибывает, стоит подробно посвятить читателя во все обстоятельства этого непростого дельца…

 

*

Ещё одним существенным нюансом была высокая должность матери Барни на том предприятии. При этом удивительным совпадением будет и то, что Кейт была устроена на этот олимпийский объект благодаря связям своего отца. Однако это не столько помогало, сколько накладывало на Барни определённые обязательства. Он понимал, что множество рабочих контактов в среде новых коллег возникли лишь благодаря этому обстоятельству. Будучи весьма скромным, почти таким же, как и его мать, он не мог себе позволить пользоваться её положением. При этом он не мог и даже не хотел вести себя развязно или как-то не стандартно, как это с ним бывало на предыдущих работах, потому что у него уже были причины переживать за общую репутацию.

Если учитывать внутреннее состояние, у него виртуозно получалось играть роль паренька, витающего в облаках. Порой он демонстрировал порядочность даже больше необходимого, из-за этого лишался многих простых путей решения своих вопросов. Но в любом случае, случались моменты, когда эта родственная связь играла ему на руку.

Во время подготовки к олимпиаде в Сочи было много символики. Естественно, сувениры и символичные подарки по обыкновению попадали к первым лицам генеральных партнёров олимпийского комитета, среди которых была и мама Барни. В общем, вещи, кружки, значки с изображениями Леопарда, Зайца и Медведя по отдельности можно было достать, и у многих они были. Но только у Барни было уникальное трио этих значков в коробочке, подобные достались немногим. Выбрав момент, Барни подарил это трио Кейт. И даже такой «маленький» поступок многие заметили. Чтобы не скомпрометировать её среди особо глазастых персон, Барни пришлось надеть маску полного недотёпы, поскольку ничего более мудрого придумать тогда у него не получилось. Хоть Кейт и понравился такой милый подарок, однако, Барни не посмел намекнуть на благодарность за него и постарался скрыться с глаз как можно быстрее.

Примерно такого рода «препятствия», Барни обходил по-своему, и, наверное, мало кто смог бы понять. Поскольку вместе с этими мелочами приходилось преодолевать и другие более серьёзные барьеры, возникающие при взаимодействии с «миром, исправляемым на свой лад».

Барни частенько можно было застать в озорном настроении. Такова была одна из особенностей его психики: чем хуже обстояли дела, тем более безпечным3 и нелепо весёлым он становился. Дело в том, что он полностью переключался на соответствующее настроение и так избавлялся от уныния, поскольку совмещать столь противоречащие друг другу чувства было немыслимо. Возможно, в этом переключении ему помогали занятия йогой.

 

Однако при этом парень имел обычные внешние данные, которые не могли бы стать верным преимуществом в привлечении особ противоположного пола. Как показывала практика, силён он был чем-то другим, чем-то необъяснимым. В общем, если подходить к вопросу с точки зрения типичных любовных романов, у главного героя отсутствовали какие-либо явные козыри на руках. Так, по крайней мере, считал сам Барни. В такой ситуации, если перейти на сравнение с шахматной игрой, выигрыш был возможен только при условии, что пешка доберётся до края поля. Пешка, как известно, в таком случае становится ферзём или любой другой фигурой по усмотрению игрока. Оставалось только воспринять всех людей, участвующих в этой партии, как своих учителей, которые на самом деле ими всегда и были.

 

*

 

Такой вот привычный его ход мыслей прервал звук смс с номера телефона заказчика. Барни тут же «включился» и вспомнил времена, когда он только начинал работать в бригаде Мастера, и все обстоятельства их знакомства, а также самый первый рабочий день. Дело было так...

Они договорились по телефону о встрече на одной из автострад города Сочи. Автомобиль марки газель, тёмно-синего цвета подъехал и круто остановился напротив Барни. В авто помимо Мастера был водитель, как потом выяснилось — помощник дока на все руки. Барни сел в оборудованную под лабораторию газель, и они отправились соединять, т.е. сваривать оптоволоконный кабель максимально высокой плотности на тот момент в стране. День был ясный и солнечный, потихоньку вечерело. Они ехали к месту проведения работ в Адлерский район города Сочи, неподалёку от аэропорта. Таким образом состоялось их первое знакомство.

Эта встреча произошла сразу после довольно продолжительного промежутка отшельничества Барни, в деревушке Шаумян. Сейчас же он оказался сразу в эпицентре массового строительства и стремительного развития инфраструктуры центрального курорта страны. Делалось это всё в преддверии зимней олимпиады. Попав в эту среду, он был вынужден вдыхать давно позабытые «ароматы» выхлопных газов, и это после свежайшего, пропитанного запахом летнего дремучего леса, волшебного воздуха. Теперь же в машине ему снова пришлось нюхать табачный дым, как нечто из далёкого прошлого, и слушать напрочь позабытые бранные слова, звучавшие от этих ребят всю дорогу.

Но, как ни странно, это всё больше не вызвало былого раздражения, что-то очень простое или даже родное чувствовалось в этой атмосфере и в интонациях их голосов. Поэтому, чтобы не обидеть своим «высокомерием», Барни старался не показывать своего отношения к их лексикону и вредным привычкам. Ему хотелось побыть с ними, понять их, поэтому он проникался этим миром молча. При этом он не собирался поступаться со своими жизненными принципами совершенной трезвости сознания. Например, Барни давно обходился без бранных слов. Уже только одним этим он заметно выделялся на общем фоне. Он строго контролировал себя, постоянно помнил о дисциплине, довольно жёсткой. Уместным будет сказать, что состояние эйфории, благодаря подобной практике, не шло ни в какое сравнение с предлагаемыми и давно опробованными «соблазнами», и «удовольствиями», которые умело предлагали полки магазинов.

Однако ребята тоже почувствовали в нём нечто родное и вели себя по-свойски, как будто не замечали никаких «странностей» поведения нового соратника. Хотя, может быть, они вели себя так со всеми, не обладая особой избирательностью или изощрённостью ума. На первых порах он этого не знал.

И если забежать вперёд, после того как Барни уже влился в коллектив, он часто угощал ребят своими любимыми фруктами или сливочным мороженным, следуя своим принципам. Ребята охотно соглашались, несмотря на то, что привыкли совсем к другим продуктам и другому угощению. Даже как-то раз один из охранников объекта, заметив, как бригада рабочих-монтажников по-детски лопает эскимо, был настолько удивлён, что прямо так и спросил, проговаривая слова медленно, с видом человека, увидевшего приведение:

Что с вами сделали?

 

На что весельчак и матёрый спайщик по имени Джорш добрым и весёлым голосом ответил:

 

Нас сглазили.

 

Впоследствии подобным образом им и на других объектах не раз доводилось отвечать. Потому что местные фрукты, которые здесь водились в изобилии, в сочетании со сливочным мороженным, стали привычным их лакомством.

 

Но вернёмся в тот первый день. Барни, конечно же, не имел понятия, что кабель, который они едут варить, весьма необычный и сделан по спец заказу под оснащение олимпийских объектов связью. И поэтому лишь единицы знали, что собой представляет объём на 288 волокон. В разговорах матёрые спайщики, да и все, кто о нём слышал хоть краем уха, его называли просто «288», даже не добавляли слово кабель. Те сутки Барни запомнил, пожалуй, на всю рабочую жизнь. Уж слишком был резок контраст между его прежней деятельностью и всем тем, что начало происходить теперь. Тот денёк можно смело называть проверкой боем.

Итак, привезя на место Барни, который привык к чистым офисным профессиям, потипу деятельности менеджера по продажам, его подвели к канализационному люку. Почти торжественно вручили заброды (резиновые сапоги по грудь) и с лёгкостью подняли тяжеленный чугунный люк при помощи обычной отвёртки. Там было полно мутной воды. Барни не мог поверить, что туда кому-то из них придётся лезть. Судя по спокойному настрою ребят и тому, что заброды в руки дали именно новичку, ничего хорошего ожидать не приходилось. А Мастер тем временем, подлил масла в огонь, он ведь прекрасно всё чувствовал и по-простецки забавлялся тем, как его слова действуют на этого «белоручку». Он интуитивно оценил этого салагу ещё до знакомства, не отдавая себе в том отчёта, и «приправил супчик», многозначительно сказав: «Ну всё, щастуда залезем и сделаем, что требуется». В сознании Барни мгновенно вспыхнула светлая, но зыбкая надежда, что они, такие опытные, без него залезут туда и будут там работать да показывать как нужно, потому что места там маловато. Даже соответствующий анекдот вспомнился про мастера-сантехника и его подмастерье, который только и делал, что подавал мастеру ключи. Но как бы там ни было, он понимал, судя по приготовленным запасам продовольствия и паре термосов с кофе, что дело будет довольно долгим, и пребывал в легком шоке от происходящего.

Выдержав продолжительную паузу за это время в богатом воображении Барни успело родиться великое множество предположений на счёт того, что им предстоит Мастер приступил к работе. За болтовнёй и шутками он вместе с другом лихо подцепил ногой конецкакого-то толстенного шланга и дал понять, что его нужно весь вытащить. Конечно же, это и был знаменитый 288, судя по интонациям в голосе и забавным замечаниям, которыми обменивались старшие товарищи по пути к месту. Там было два конца такого кабеля, в этом месте предстояло смонтировать прямую муфту, т.е. место состыковки двух отрезков этого кабеля. После разделки каждый конец завели в муфту, которую засунули через окно в газель, оборудованную столом для сварки оптического волокна….

Только под утро ребята вернулись домой.

Для общего понимания ситуации: как намного позже узнал Барни, средний размер кабеля у рядового спайщика варьировался от 4 до 16 волокон, часто встречались и на 48. Объёмы на 96, а тем более на 144, использовались для магистралей, принадлежали крупнейшим операторам связи и стали входить в обиход совсем недавно. При всём этом, даже одно единственное волокно оптического кабеля, за счёт способности передавать информацию при помощи света, способно пропускать довольно большие объёмы даже без использования различных технических возможностей уплотнения. Технические возможности систем уплотнения, если объяснять упрощённо это призма, которая расщепляет один пучок света или поток на несколько независимых друг от друга потоков. Таким образом, по одному волокну можно передавать сразу много различных потоков информации. Благодаря такой возможности, технические средства уплотнения могли по одному волокну передавать сразу несколько различных информационных лучей за счёт разделения среды передачи по длинам волн светового потока. Поэтому долгое время с головой хватало кабеля на 1 или на 2 волокна, даже с запасом.

В общем, после уточнения становится ясно, что для человека, в первый раз взявшегося за освоение этого ремесла, объём работы по сварке кабеля на 288 волокон, был всё равно что для человека, имеющего навык написания слов, создать построенное по всем правилам литературное произведение. Вдобавок ко всему ещё и -шедевр, способный заинтересовать всё мировое сообщество самых изощрённых читателей.

 

Следовало учитывать подобные замашки Мастера. Поэтому-то, Барни вновь заволновался после получения смс, так как представлял каким серьёзным может быть объём предлагаемой работы.

Сам же Мастер в таких делах не привык долго раздумывать, поскольку руководствовался самыми простыми и чёткими понятиями, основанными преимущественно на интуиции. Что ещё двигало им, сказать трудно, потому что его действия часто были спонтанны и, по мнению окружающих, не укладывались в рамки жёсткой логики. От него можно было ожидать любых поступков, причём не всегда положительных. Какой-то хаос бытовал в его повседневной деятельности, и вопреки всем законам логики странным образом укладывался в рамки определённого порядка. Но сейчас он был точно уверен в одном: «Турист» так они почему-то между собой стали называть Барни обязательно справится благодаря своему чудному подходу.

*

По сути «Чудной подход» и правда имел место быть. Необычность была в том, что любая мысль способна материализоваться, если подкрепить её верным поступком. Хотя Барни порой думал, что, возможно, стоит проще воспринимать окружающую действительность, чтоб стать понятнее для окружающих. Но такое вот хаотичное мировоззрение слишком точно соответствовало его мыслительным установкам, так что он, по обыкновению, пребывал в настроении пофилософствовать и поумничать на свой лад. Поэтому сейчас он решил прочесть заметки из попавшегося под руку личного блокнотика, которых у него было много. И вот одна из интерпретаций реальности, которую ему захотелось запечатлеть, всплыла на страницах «источника»:

«Сейчас уже нелегко оценить глубину благостности поступков окружающих меня людей, или скорее даже ангелов. Потому что любое взаимодействие, которое происходит, отражает в себе глубинный смысл добрейшей направленности. Причем всё это происходит очень неявно и выглядит так, как будто все просто участвуют в решении своих личных и даже не безкорыстных4 вопросов. Но тому, кто анализирует дальнейшие последствия этих взаимодействий, становится совершенно ясно, насколько они многогранны и сколько чувств любви и глубинной радости рождается благодаря этому процессу. Но бывает, что мысли об этих чувствах ограничиваются нашим собственным желанием видеть всё логически обоснованным, поэтому увиденное часто упрощается для спокойствия ума. И когда пытаешься озвучить результат на словах, смысл уже не является столь совершенным и всё звучит как-то уж совсем просто или, наоборот, слишком витиевато.

Поймать золотую середину получается лишь у единиц. Однако со временем многим, кто способен на мыслительный процесс в приятных для себя образах, определённо становится ясно, что объяснять что-либо практически нет никакого смысла. Поскольку каждый и сам понимает происходящее настолько глубоко, насколько способен при своих чувствах и способах восприятия. Поэтому самое лучшее, что можно делать углублять собственное видение происходящего и действовать в соответствии с этим».

Сейчас Барни, хорошо поняв лишь последнее предложение, не стал углубляться в мудрёную, всплывшую вспышкой из прошлого мысль. Но пришло понимание, что любой, даже подобной мыслью можно проникнуться, если с её помощью приходишь напрямую к ощущениям, которые она излучает. А сейчас, как ему казалось, он всё же мыслил гораздо шире, и смотря на ту запись словно с высоты Соколиного полёта, увидел в ней попытки объять необъятное, чтобы избежать волнений из-за отсутствия взаимопонимания с кем-либо.

Далее взгляд упал на маленький рассказ, изложение того времени, когда он завершал обучение у Мастера и переходил на нынешнее место работы:

«Работая с ангелами по строительству световых информационных потоков, осваивая это ремесло, я удивлялся всему, что видел и познавал, а ещё больше удивлялся, как коллеги относятся к этой работе. Для них всё было привычно, они давно освоились со своим положением ангелов, хотя, наверное, всегда ими были, поэтому даже и не знали, как бывает иначе. В то время как для меня, каждый выход на операцию был долгожданной победой духа. Я впитывал все нюансы происходящего. Уже даже не удивляюсь, когда замечаю, как мысли становятся материальными, и посему стараюсь акцентировать внимание только на привлекательных сторонах Абсолюта. А если подобные мысли подкреплять совершением соответствующих поступков, то результаты проявляются гораздо быстрее и ярче. Можно сказать, я почувствовал, что значит быть волшебником и как это здорово на самом деле. Вся моя деятельность по строительству потоков являлась словно бы высшим учебным заведением для развития этих способностей.

В ходе выполнения очередного задания, меня занесло на горнолыжный курорт одного из олимпийских объектов. Там мы успешно завершили подачу канала для световых потоков, и вдруг о чудо, я впервые совсем рядом увидел людей, катающихся на сноубордах. Это были люди из какого-то другого мира, далёкого и совершенно непохожего на тот, в котором я сейчас прибываю. Те люди катались и радовались своим ощущениям, беззаботно веселясь и обнимая друг друга при каждом удачном трюке! И это чувство передалось мне самому, так всегда происходит, когда я вижу нечто радующее глаза так близко. Но в этот раз я всерьёз задумался над тем, что было бы очень хорошо оказаться в том мире, где эти ребята, словно дети, так радуются жизни. Не радость успешно выполненного задания, не чувство выполненного долга двигало ими, их бодрили развлечение и веселье.

Так я оказался в новом для себя состоянии, как же можно было не помнить безпричинную5 радость бытия, и как я оказался здесь и для чего? Какое счастье, что теперь мне довелось это понять! Ведь это так просто, и всегда было доступно, я много раз слышал о сноубордах, о серфинге и прочих спортивных развлечениях, даже скользил взглядом по ним, когда смотрел телепередачи. Но доселе не понимал глубинной сути этих процессов. Понимание чего-либо, по сути, как момент расширения сознания это спусковой механизм определённого мыслительного процесса. Сам запуск этого процесса словно включение генератора соответствующих откликов от абсолюта, реагирование на которые превращает мечты в реальность. Не важно, на что именно будут похожи эти отклики — любой человек чувствует их на глубинном уровне, иногда это может выглядеть очень даже просто, например, появляется желание сделать и запустить бумажный самолётик с крыши дома. Но вот поэтапный процесс осуществления задуманного сам собой проявляет дополнительную информацию, необходимую для получения безупречного результата.

Первое действие это выбор бумаги, цветной или просто белой. Или же, к примеру, решение разукрасить её или нет. Второе, как сложить самолётик, сделать его большим или поменьше. Далее, когда самолёт будет готов, предстоит выбирать крыши дома и то, в какую сторону его запускать. Возможно, чтобы пробраться на крышу дома понадобится раздобыть ключи. Принимая подобные, простые решения, преодолевая возникающие препятствия, идёшь к желаемому результату, к материализации изначальной мысли, таковы реалии! Главное в этом деле быть внимательным к откликам абсолюта и принимать соответствующие решения в гармонии с ними. Видимо, поэтому в народе говорится, что в любом деле «главное начать». Некоторые мудрецы добавляют: «Неважно, быстро или медленно ты продвигаешься, главное, что ты не останавливаешься». Такая мысль способна успокоить любого, а в особенности она рассчитана на тех, кто не отличается расторопностью.

Вернёмся к реалиям заметки.

Итак, ответ от вселенной не заставил себя долго ждать. На следующем задании вместе с напарником Сэмом, на этот раз это был один из самых симпатичных мне ангелов, может, потому что он по характеру напоминал мне батю, к тому же был его тёзкой. Простой и добрый, прямой и открытый с тонким чувством юмора и безалаберным отношением к возможным проблемам. Другими словами, с пофигистким6 отношением к собственной безопасности, при полном осознании личной ответственности. Вскоре, как раз перед тем как мы закончили с нашим заданием, с подключением многоэтажного дома в районе г. Джубги к информационной сети, раздался телефонный звонок. Мне звонил бригадир, тот самый старший Мастер. За мгновение перед тем, как завершить сварку оптических волокон, я увидел детский рисунок мелом на стене двора, это был знак умножения косое перекрестие, а рядом несколько сердечек. Мне очень понравились чувства, которые они вызвали, хоть и не мог ещё тогда разгадать их конкретный смысл, но смотрел в ту сторону всё время этого телефонного разговора.

На связи был старший группы, с которым у нас тогда складывались сложные отношения, наверно потому, что я был слишком категоричен и ещё не мог оценить высоту полёта этой птицы. Тот самый старший Мастер спросил:

Это ты укладывал бухту по улице Гастелло 48?

Да.

Ты перекрестил трассы, когда приедешь, сам увидишь и переделаешь.

Разговор окончился, и в трубке раздались короткие гудки. Я отчётливо помнил эту работу и был уверен на сто процентов, что она была выполнена безупречно. Было чувство обиды на несправедливое обвинение, и захотелось доказать свою правоту, а перед глазами стоял всё тот же крестик с сердечками, нарисованный на стене. Через неделю, добравшись до места, я спустился в люк и увидел, что моя трасса с бухтой действительно перекрещена с другой, причём это сделал кто-то нарочно и явно после меня, здесь не могло быть никаких сомнений. У меня возникли сложные чувства, захотелось выяснить, кто это сделал и зачем. Сначала это было важно, а потом возникло чувство безразличия. Я вдруг вспомнил, как на днях появилось очень привлекательное приглашение на работу к крупнейшему оператору связи в компанию «ОПЕРАТОРСТРАНЫ», у которого наша бригада работала в подрядчиках, и они нас называли союзниками, потому что наша организация называлась «СОЮЗНИКОПЕРАТОРА». Тогда я не отнёсся с должным вниманием к идее сменить коллектив и место работы, но вспомнив крестик с сердечком и вот эту ситуацию с перекрещиванием трасс, мгновенно решил идти на другую работу.

Тот самый старший Мастер, который работал с бригадой возле соседнего люка, полного воды, как будто ждал этого заявления об уходе. Он был рад, это было видно, хотя о настоящей причине его радости я догадался намного позже. Ещё по неопытности тогда я ушёл словно в отместку, потому что предполагал, что перекрестие дело его рук. Представляю, как мастеру было забавно смотреть на человека, чья заветная мечта сбывается, а он стоит с таким видом, будто получил оплеуху. Но ведь это куда лучше, чем невесёлые чувства при прощаниях. Поэтому старший Мастер только молчал и улыбался, играя при этом в моих глазах «неприглядную» роль. Он был явно старшим в той ситуации.

В общем, так я и оказался в другом коллективе, и среди них, конечно же, появились люди, которые катаются на сноубордах с самого детства. И в том же сезоне, я и сам освоил это нехитрое дело и прикоснулся к очередному, прекрасному состоянию желанного бытия. Как для счастья мало нужно — всего-то чтобы мечты сбывались. Заодно я стал инженером связи сразу же после того, как освоил специальность монтажника, а это тоже приятно осознавать, особенно тому, для кого это имеет хоть какое-то значение. Здесь всё иначе, это определённо другой уровень, и сейчас я пока не ощущаю такой ясности, как на предыдущей работе. Но определённо, процессы, к которым я теперь причастен, не менее глобальны. Сейчас моей задачей было обрести ясность, чтобы в новых условиях действовать максимально эффективно. Первое, чему мне предстоит научиться, что не было возможности гармонично развивать на предыдущей работе — это умение активно развлекаться и жить легко, интересно и весело «заражать» счастьем окружающих. Но по всему было понятно, что это случится, и мне будет чему поучить этот окружающий новый мир».

*

Прочитав это, Барни не сразу понял, что именно он тогда настрочил, и почему это написано в таком странном стиле. Сейчас это ему показалось уж слишком разнообразной и сложной информацией для логического понимания. Но чувства, которые возникли после прочтения, помогли ему вспомнить свои прежние навыки и придали сил осуществить полученное от мастера задание. Именно этого он и хотел, поэтому даже не стал думать о прочитанном и о том, как эта информация работает. Опираясь на появившиеся чувства, набрал телефон заказчика, пришедший в СМС, и несмотря на позднее время, мгновенно договорился о встрече.

 

*

Наутро дорога шуршащим потоком уносила сквозь горы по ярко освещённым тоннелям, один из тех серебристых челноков, т.е. автомобиль Барни. С каждым проходом через тоннель, по дороге на Красную поляну, окружающая обстановка всё сильнее менялась и приобретала черты свойственные высокогорным областям. Становилось всё холоднее, как на вид, так и на деле. Стальная череда конструкций мостов и тоннелей, которая разворачивалась справа от челнока, извивалась и в течении всего пути видоизменялась, как если бы смотреть на волнения поверхности океана, в замедленной съёмке. Это была новая железная дорога, которую всё гуще укрывало снегом. И вот ещё совсем недавно раннее утро, которое предвещало солнечный и жаркий день, словно из-за перемещения во времени превратилось в неузнаваемый морозный пейзаж. Таким образом ослепительно яркое от солнца снежное пространство и встретило путника, который прибыл сюда с определённой целью.

Сам приезд был весьма символичен, особенно если вспомнить всем известную с детства игру, где искомое можно было найти, ориентируясь только на слова «Горячо или Холодно». Ослепительное Солнце, отражающееся от поверхности снега, ясное небо и морозный воздух, а фоном звук бегущей под мостом реки.

Итак, мы добрались до рассказа об одном из конкретных заданий Барни от абсолюта, поскольку у каждого в этом мире свои цели, следовательно, и задания являются уникальными. И чтобы прочувствовать задание другого человека, необходимо постараться увидеть саму жизнь глазами этого человека. Мы уже многое сделали для того, чтобы вникнуть в мыслительный процесс, которому предстояло сопутствовать выполнению намеченных работ. Стоит заметить, что это не просто сконцентрированная информация, экстракт основных деталей, но и описание конкретных, личных переживаний настоящего участника описываемых событий.

Внимание, начинаем! На самом деле начали-то мы уже давно, это сказано для красного словца. И процесс созидания, в общем-то, всем давно известен. Ведь когда, скажем, гончар собирается изготовить какое-либо изделие, например, тарелку, то первым делом он ищет глину соответствующего качества. Найдя подходящий материал, он приносит её в мастерскую и берёт в руки кусок нужного размера. Далее гончар, уже зная, что будет делать скажем тарелку, подробно представляет её в своих мыслях, разминая выбранный кусок и увлажняя водой до определённого состояния. То же самое делает и пекарь, когда замешивает тесто для хлеба. Стоит обратить внимание на эту простую последовательность действий, поскольку она вполне типична для осуществления задуманных планов.

В общем-то, гончар уже давно пребывает в определённом состоянии мыслей, а все поступки, начиная от нахождения глины и её подготовки, это уже определённые действия, которые соответствуют этому процессу. Интуитивно это понятно любому, просто сейчас мы акцентировали внимание на этих вещах, ведь всем известно, что заострять его можно на любых интересующих деталях. Если общее внимание образно представить в виде света, а ум в виде звезды, то процесс концентрации внимания будет фокусировкой света в одной точке при помощи увеличительного стекла. Таким образом, мы способны не только прожечь ледяную стену недопонимания, но и погрузиться в исследуемую тему на нужную глубину, на которой и плавает наша «рыба» в виде цели-результата. В данном конкретном случае глубиной погружения до цели фактически является получение гончарного изделия тарелки. И на этом наша душа успокаивается, потому что благодаря особым стараниям мастера, глиняная тарелка, о которой идёт речь, погрузилась вверх дном в большой и глубокий „сосуд с водой“ , и при погружении, как это часто бывает, зачерпнула пузырёк воздуха. И поэтому она сейчас плавает ровно посередине между дном и поверхностью этого «озера осознания».

А откуда появилось это задание, т.е. для кого гончар делает эту тарелку, для себя или кого-то из родственников в качестве подарка, или просто выполняет работу для старого приятеля? Или, скажем, с каким настроением и каковы могут быть последствия этой работы, мы могли бы разбирать очень подробно, и в итоге пришли бы к полному пониманию сути мероприятия. Хотя вместо этого существует предложение подейственнее, а посему интереснее. Чтобы на самом деле прочувствовать, что испытывает гончар, мы с его помощью направим внимание на то, что мы делаем прямо сейчас. Т.е. всё, что мы сделаем поставим акцент на том, чем мы сейчас занимаемся с точки зрения гончарного дела. Прибавим толику воображения, чтобы состыковать эти два, на первый взгляд, «различных» мира. Ведь мы уже успели немного проникнуться одним миром. И это было довольно просто, так как все мы хоть краем уха слышали когда-то про гончарное дело. Как если бы мы сейчас проникались миром огородника, с такой же лёгкостью поняли бы, что означает просто достать из баночки нужное зёрнышко, которое собираемся взрастить. Всем это давно известно, на основе этих знаний и происходит понимание новых областей.

Итак, что мы делаем сейчас?

Поэтому для полной ясности, чтобы лучше воспринять язык гончара, определимся с понятиями:

1) Место выбранной Глины — это будет книжная полка, где мы взяли то, что держим перед глазами, т.е. эту самую книгу, или ссылку на одном из сайтов интернета, если она электронная.

2) Соответственно, эта книга оказалась подходящего качества и размера, как приготовленный, не размятый кусок. И процесс её чтения сравним с «разминанием», и если она ещё «суховата», то мы будем это дело увлажнять. Поэтому «влагой» будут красочные истории и детали, одну из которых мы только что дочитали.

3) Решение вопроса о том, какое изделие мы будем «лепить» из данной книги, сравним с состоянием, в котором прибываем при чтении: это может быть развлечение, либо самопознание, либо поиск практических советов. Изделие может быть абстрактным, т.е. вообще без определения как таковое, поскольку существуют процессы, которые прямо сейчас невозможно кратко охарактеризовать.

4) По этой причине сушку изделия и его последующий обжиг мы оставим без точных сопоставлений, предлагая тем самым каждому участнику, если будет желание, подобрать аналогии самостоятельно, после того, как будет прочтена книга.

Итак, с гончаром мы уже, можно сказать, породнились и даже обменялись рукопожатиями, и как сказал бы заядлый огородник зернышко понимания определённо есть, но что далее? А это тоже предстоит решать каждому самостоятельно, как приходится делать почти всем огородникам! Ведь в какой почве окажется зерно, в чернозёме, либо в песке, нам пока неизвестно, поэтому потребуется ли её удобрять, ухаживать или поливать, тоже пока не ясно. Да и что это за зёрнышко, от какого оно растения, опять же дело сугубо индивидуальное. А поэтому осмелимся предположить, что наш гончар только что достиг намеченной цели и, обзаведясь трофеем, лихо продолжает путь по просторам рассматриваемой вселенной.


В копях у гномов под горою Алатырь

Находилось одно из основных поселений.

 

Обсидиан и сталь там они добывали,

Ресурсы важнейшие для местности этой.

 

Из них священные вещи клепали,

Которые источником процветания были.

 

Всем народам и расам это место известно

Мудростью духа и сплетениям секретов .

 

От королевств до заморских народов

Прославилось это место повсюду.

 

Известность такая отличием была

От других поселений гномов обычных.

 

Они ведь скрытны всегда по натуре

И живут не особо заметно для люда.

 

С начала времён здесь сражались со злом

Под горой в безопасности мудрость копили.

 

Росли их богатства, и их сила росла,

Продвигался их свет даже в тёмные дали

 

Путь к шахтам их шёл через чёрные скалы

Узкие тропы вились кругами.

 

Ближе к рудникам становилось живее,

Всë чаще воин стал вагонетки встречать.

 

На узкоколейках стояли они

О былых временах с «тоской вспоминая».

 

Давно они уже все без движения

Ржавели и томно хранили молчание.

 

Тем временем орки и гоблины рыщут

Они и здесь уже были повсюду.

 

И пауки с крестом красным на брюхе

Размером с кошку порой пробегали

 

Хоть воин мечом — другом верным своим

Немало вражья положил на тех скалах,

 

Внимательным стоило быть по многим причинам.

Ведь древние гномы весьма мудрые были.

 

Их ловушки работали против незваных гостей

И без хозяев добро охраняли.

 

Не раз ему бежать приходилось

От скальных обвалов и прочих напастей.

 

От шаров из камней размером с избушку,

Катящихся вслед ему в узком проёме.

 

Лишь чудом успевал находить он решение,

В последний момент его чувства спасали

 

Тем временем орки здесь часто страдали,

Ловушки почти их всех настигали.

 

И так, блуждая по многочисленным тропам,

Он вышел на площадь, что перекрёстком служила.

 

Слева был вход в их подземелье,

Там храм был вырезанный в могучей скале.

 

То ли храм, то ли ритуальное место —

Не ясно

 

Купольный зал из цельной пещеры

На самом верху с солидным просветом.

 

Поэтому днём здесь было светло,

А ночью на звёзды смотреть идеально.

 

Под просветом в полу плита в виде ромба,

Явно способная перемещаться.

 

Но сдвинуть её было нужно не силой,

Законам другим она подчинялась,

 

При входе в пещеру развилка была,

Этот зал как раз с неё начинался.

 

Три входа там были открыты,

Налево, направо — в рост человека

 

Вход прямо в рост гнома

С хорошим обзором.

 

Над каждым из входов на стенах рисунок,

Рисунки потёрты, но кое-что видно.

 

Над средним шлем нарисован огромный,

Красный круг в лобной части его.

 

Справа рисунок совсем не разборчив,

Но зелёный предмет в виде круга маячит.

 

Над левым люди в ритуальных одеждах

Держат синий круг на верёвках.

 

Воин зашёл в помещение,

Все входы вели в один зал.

 

Здесь он увидел в том же порядке,

Три алтаря с углублениями были.

 

Размером с ладонь там были отверстия

Цветом таким же, какие были при входе.

 

А именно слева, спереди, справа.

В них положить что-то нужно здесь было.

 

Совсем недавно буквально намедни,

Он разгромил одну шайку врагов.

 

От их вожака ему достался трофей,

То самоцвет был красного цвета.

 

Его воин вставил в центральный алтарь,

И тот засветился, освещая всё красным.

 

Чудесное зрелище перед воином предстало

Под звуки падающих капель в пещере .

 

Тогда воин понял, что искать было нужно

И вернулся на площадь, что перекрёстком служила.

 

И начал искать самоцветы другие,

Ходил по дорогам и сюда возвращался.

 

С каждым разом ступая на другую тропу,

Умудрялся попутно супостата крушить.

 

И так повидал он много пейзажей,

Которые мелькали живыми огнями.

 

Горные тропы, каньоны и скалы,

Мосты, и тоннели, и шахты впридачу

 

Лифты, вагонетки в пути помогали,

И опыт в боях его рос ежечасно.

 

Вот воин нашёл скрытый вход в подземелье,

Он вёл в темноту, оттуда веяло серой.

 

Чем дальше он шёл, тем теплей становилось,

Так и дошёл до кипящих озёр.

 

В недрах вулкана источник сей грелся

И шумно кипел, густой пар создавая.

 

Пройдя чуть подальше, увидел строение —

Круглую комнату огромных размеров.

 

Стены по кругу обложены камнем,

Как строят колодцы, чтобы воду держать

 

Прямо по центру высотою в семь саженей

Стоит постамент из цельной скалы.

 

На самом верху виднеется что-то,

Парящая в воздухе какая-то вещь.

 

Вокруг постамента кипяток по колено,

Плиту для прохода почти покрывает.

 

На этот проход воин вступил,

Так подошёл к постаменту поближе

 

За спиною, в том месте, где вход оставался,

Дверь вдруг закрылась со звуком звенящим.

 

Услышал он шум водопада о камни,

То уровень воды подниматься вдруг начал.

 

С четырёх черепашьих голов из камней

Потёк кипяток мощным напором.

 

Еле успел подпрыгнуть герой,

За уступ постамента удачно схватился

 

И так, цепляясь за уступы скупые,

Воин лез вверх, от кипятка убегая.

 

Очень непросто давался сей путь,

И когда он забрался, упал без сознания,

 

И в беспамятстве этом он увидел виденье

Старца, вещавшего ему всю дорогу.

 

Тот поведал историю всего мироздания,

Но об этом чуть позже мы узнаем подробней.

 

Сейчас воин проснулся прямо под руной,

Вторая с печати искомого места.

 

Он взял её в руки, и тот старец продолжил,

Теперь говорил о событии текущем.

 

Это была фотография мысли,

Кусочек картины для понимания сути.

 

«Как вещей всех начало творящий,

Изначальный хаос создал.

 

Эта часть бесформенной массы

Теперь разделилась, тьму и свет являя,

 

Наделила их жизнью и собственным смыслом.

Радуясь тому, что получилось,

 

Общество двоих так появилось,

Заместив одиночества быт безпросветный».

 

Воин сложил в свой заветный карман

Вторую табличку, что здесь он нашёл.

 

Это была руна Отал,

А первая Феху звалась, как он понял.

 

Эти названия вдруг стали известны,

Как будто проснулась в нём древняя память.

 

Находка для воина была важной победой,

Однако самоцветы тоже были нужны.

 

Текущая тайна его ожидала,

Ещё два самоцвета её открывали.

 

И вдруг он увидел отряд супостата,

Знакомые рожи все как один.

 

Были они очень довольны,

До того как его вдруг повстречали.

 

Кинулись рьяно с озлобленной харей

На погибель свою, и воину на славу.

 

Они самоцвет зелёный несли,

Его и забрал он после скорой расправы.

 

Эта удача была очень кстати,

Ведь неизвестно как его долго искали.

 

Осталось найти лишь один самоцвет,

Синего цвета, что с картинок у входа.

 

Его он искал уже очень долго,

Блуждая по тропам, врагов убивая.

 

И вот он уже был на распутье:

Забыть о той тайне или стоит продолжить.

 

Поскольку сомнения его одолели,

Нужна ли была ему эта затея.

 

Ведь руну свою он здесь отыскал

И понимание, куда идти за другою.

 

Решил он последний проверить проход,

Куда не ходил по непонятной причине.

 

Но вот он увидел пещеру одну,

Туда заглянул и остался доволен:

 

Там самоцвет синего цвета

По центру дороги лежит и блестит.

 

Подойти и лишь взять его оставалось,

И вот он сделал движение к нему.

 

Вдруг из неоткуда — какая-то тварь,

Мохнатый комок с зубами в полтела.

 

Проглотив самоцвет, убегать было начал.

Воин за ним побежал что есть мочи.

 

Бежали немало, но вот он в засаде,

Тут армия гоблинов его поджидала.

 

Поняв чаяния этого воина,

Так они его заманили.

 

Зубастые твари были тоже повсюду,

В одной же из них был его камень.

 

Начав рубиться, воин тварей косил,

Одну за другой пополам рассекая.

 

И вскоре нашёл мечом ту, что искал

И так самоцвет вновь на дорогу упал.

 

Расправившись с армией гоблинов хитрых,

Он взял свой подарок и двинулся в храм.

 

Все самоцветы были при нём,

Их по местам он раскладывать начал.

 

Все загорелись они ярким светом,

И плита в виде ромба стала вниз опускаться

 

То было подобие лифта из камня,

На ней он спустился в глубокую яму.

 

Внизу его поджидал некий «малый»

Что за напасть и откуда здесь это?

 

Огромный как мамонт выбежал кто-то

С дубиной и шипом, торчащим из неё.

 

И начал он воина гонять в этой яме,

Махая бревном в неистовой злобе.

 

Воин умело от него укрывался,

Удары парировал и огрызался.

 

И так вскоре меч хаоса оказался сильней,

Им воин прикончил громадного тролля.

 

Дверь распахнулась сей же миг за спиной,

Открылась пещера со светом в конце.

 

Пройдя по пещере, он вышел наружу

И на скальной тропе оказался на воле.

 

Там обнаружилось тайное место,

На стене был рисунок монумент почитания.

 

Рунический текст уже был им прочитан,

На троне сидел гномов король.

 

За спиной два светила на корону светили,

Под ногами змей длинный проткнутый мечом.

 

Король весь в доспехах с суровым лицом,

Борода без усов спускалась на латы.

 

Рунический текст говорил о событии,

Которое стало памятным очень:

 

«Новый король в этой горной стране,

«Война меча» наконец завершилась.

 

Фреир было имя его,

Прославленный воин и предводитель.

 

Поэтому занял он это место на троне,

Привнося свою мудрость через силу поступков.

 

Каменный холл многих колонн

Местом правления стал называться.

 

Были настежь открыты все двери,

И торговля с людьми лишь тогда появилась».

 

Двинувшись дальше, вдруг воин увидел

Гнома бродягу, идущего рядом.

 

Тот знал, как всё здесь накануне случилось

И объяснил ему главные вещи:

 

«Копи армией орков разграблены были,

Гномы успели отступить до их прихода.

 

История о Фреире — гномов герое —

Приоткрывает тайны завесу

 

Об оружии древнего мага,

Спрятанном в могилах эфира.

 

Там вы найдёте, возможно,

Ответы на некоторые вопросы».


 

 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

 

 

 

 

 

 

 

МОСТ №26

       Как и ожидал Барни, задание с ходу показалось ему довольно непростым, но интересным.

Сейчас начинается погружение в обстановку или в суть действия, точно так же, как мы уже проделали чуть раньше с гончаром и огородником. Только теперь это будет сделано чуть детальнее, потому что не всем известна такая специфическая деятельность, как сварка оптического волокна. Таким образом, мы увидим мыслительный процесс Барни, который генерировал цепочку описываемых событий. Что это за процесс и каковы его последствия, вскоре станет ясно, но сначала придётся привести следующие детали:

Время года было зимнее. Место проведения работ железнодорожный мост длиной 175 метров, а если учесть арочные перекрытия, то 35 метров высотой. Он располагался над замёрзшей по берегам, широкой в этом месте горной рекой. Вокруг открывался вид на заснеженные горы.

И вот проводник: полненький невысокий мужичок, опытный спайщик, работавший с предыдущей серией мостов на этой дороге, проинструктировавший уже нескольких спайщиков, провёл Барни на этот хорошо охраняемый объект и начал объяснять суть работы. А Барни, поскольку заинтересовался, разузнал все подробности, получил подробную схему всех участков оптической трассы и поэтому быстро вник в суть дела. Тем самым, он почти полностью освободил проводника от дальнейших объяснений.

Сама схема требует определённых навыков для её понимания, поэтому мы разберём её в общих чертах. Но сделаем это на языке художника авангардиста или скорее даже энтузиаста, который стал таковым. Но перед этим „случайно“ получив противоположное художественному, техническое образование, которое наложило отпечаток на его умозаключения:

В той части, которая шла дальше в горы, этот мост заходил прямо в тоннель, за ним следовал остальной участок железной дороги и центральное распределительное управление, до которого информационные потоки уже работали по кабелям, сваренным раньше. А с другой стороны, в направлении города, было больше простора, различные мосты и пара тоннелей, но их информационные потоки смогут действовать только после того, как будут закончены работы здесь. В подобных суровых климатических условиях ему давно не приходилось работать, сейчас-то он эксплуатационник коммутационного оборудования на станции. Поэтому необходимо было вспоминать предыдущий опыт и обновить знания, повысить уровень личного мастерства.

У Барни была давняя склонность дотошно работать с деталями и страсть делать всё тщательно, поэтому задача выглядела трудной, но при этом сулила огромные перспективы, если удастся осуществить задуманное. Потому что только безупречно выполненная работа могла в его понимании быть предметом для гордости и давала великолепный шанс добиться материализации сопутствующих мыслей. Напротив моста, закреплённого за Барни, на близлежащем холме стояло металлическое сооружение. Прямо над автострадой в красно-белых цветах красовался огромный леопард, актуальный на тот момент символ зимних олимпийских игр, один из трёх.

Этот вид порадовал нашего „шабашника“, ведь в глубине души он придавал значение всяким приятным особенностям и интересным нюансам.

Когда работа началась, было раннее морозное утро. С одной стороны, всё просто и ясно, но Барни, как и всегда в таких делах, стал вникать в суть задания и находить в нём сокровенный смысл. Самое главное при этом было сосредоточиться на основном и не распылять внимание на незначительные детали, которых здесь хватало. Ведь они всегда идут рука об руку с сутью задания.

Здесь было два типа оптоволоконных кабелей, по оптическим волокнам которых в дальнейшем будут проходить потоки информации. Первый кабель предназначался под видеосигнал с камер, установленных на мосту с «транзитом» волокон на все последующие и предыдущие мосты. Второй кабель, под специальную связь между охранными будками и центральным пунктом охраны, таким же образом шёл «транзитом». Другими словами, каждый мост по всей трассе, кроме самых крайних участков, пропускал по своим кабелям информацию с предыдущих мостов.

Итак, два различных кабеля, один — видео, другой — спец-связь, необходимо сварить определённым образом, учитывая расцветку волокон с предшествующих мостов уже по трассе, созданной другими спайщиками. Если же смотреть поверхностно, то задание заключалось в том, чтоб приварить к каждой видеокамере на мосту по одному свободному оптическому волокну от первого кабеля. Таким образом и следовало продолжить преемственность, протянуть линию к следующим мостам.

Всё было бы гораздо легче, если бы не постоянно меняющиеся и в то же самое время неизменные, вечные внешние факторы. А в каждом конкретном случае они могли быть свои. Где-то высоко, где-то холодно, где-то ветрено или сыро, ну а где-то слишком жарко к примеру. В общем, различные вариации внешних воздействий и их сочетания создавали неповторимые условия для работы. Но везде было кое-что общее, так что базовые принципы для работ на объектах по сварке оптического волокна были одинаковые. И вот они:

«Каждый оптоволоконный кабель обладает защитным покрытием, обеспечивающим сохранность самих волокон. Чем больше ёмкость кабеля, тем по обыкновению сильнее и его защита. Каждое оптическое волокно при этом представляет собой стеклянную тонкую нить, чуть толще человеческого волоса, покрытую цветным лаком для дополнительной сохранности и удобства монтажа. В зависимости от количества каждое волокно окрашено определённым цветом. Ради создания порядка из хаоса опытные спайщики выбирают свою очерёдность волокон, ориентируясь по цветам. Барни обучался у старшего Мастера и унаследовал от него понравившийся ему порядок распределять волокна по семи цветам радуги. Если количество волокон было до 8, то обычно 7 цветов совпадали с цветами радуги и один цвет выступал как дополнительный. Тогда порядок легко выстраивался, если вспомнить фразу, которой ещё в детстве Барни обучила его Мама, играя со своим карапузом. В этой фразе первая буква слова соответствовала первой букве названия цвета: «Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидят Фазаны». Так получается: Красный, Оранжевый, Жёлтый, Зелёный, Голубой, Синий и Фиолетовый. Ну а дополнительный цвет обычно белый или чёрный. Он ставился последним, т.е. восьмым. Кто бы мог подумать, что такие простые знания смогут пригодиться в такой непростой работе.

При меньшем количестве волокон можно было просто задействовать тот же шаблон, но тогда приходилось подключать воображение, чтоб создать строгую цветовую последовательность. Прежний шаблон или ориентир на радугу при этом оставался фундаментом нового порядка. Естественно, при слишком большом числе волокон глупо было бы тратить время и силы на выявление всех оттенков. Поэтому наборы волокон в таких кабелях изначально группировались в модули ещё на заводе. Модули — это изолированные трубочки из мягкого пластика, заполненные специальным гелем для лучшей сохранности содержимого. И всё, что требовалось для идентификации — пронумеровать модули и использовать эти группы волокон, как и прежде, по цветовому порядку, учитывая при этом номер группы, т.е. номер модуля».

В нынешнем случае с видеосвязью пришлось работать с двумя типами расцветок, первый кабель был двух модульной восьмёркой, т. е. по 4 волокна в каждом из модулей. А второй кабель в распределительной будке для транзита — на 64 волокна с 16-тью цветами в модуле. На самом деле эти цифры не означают чего-то особенного, просто они говорят, что разнообразия в этом деле хватает, и порой приходится подключать творческую смекалку и поработать с расцветкой, учитывая распорядок, уже созданный на трассе предыдущими спайщиками. Ну с этими нюансами сейчас нет особого смысла разбираться, лучше рассмотреть общие характеристики и особенности места проводимых работ.

Сам объект Мост №26 практически сразу переходил в тоннель и благодаря дизайнерскому решению выглядел очень интересно. Серая скала, в которой был пробит этот тоннель, на входе с моста была покрыта словно бы серебристо-белой паутиной из металлоконструкций внушительных размеров. По всей видимости, «паутина» не имела какого-то особого, в техническом смысле полезного, назначения, а была сделана просто для красоты. Хотя возможно, таким образом были укреплены скальные стены тоннеля. Вдобавок ко всему, проход в эту зону был под охраной, с серьезнейшим пропускным режимом и сменным дозором. А в преддверии проведения олимпиады контроль усилился на порядок, и потому для самостоятельного прохода на мост Барни понадобилось сделать пропуск в головном офисе нанявшего его предприятия. Дело было так…

 

*

Приехав в офис «арендатора способностей», Барни сфотографировался и получил пропуск с печатью на специальном бланке, на заднем фоне которого красовался логотип летучей мыши. Фото Барни на этом бланке напоминало знак всем известного супер героя в костюме летучей мыши из фильма «Оплеуха судьбы»1. Уж очень само задание своим обличьем было схоже по смыслу и по внешнему виду с историей того персонажа, во всяком случае, парню это казалось по-настоящему геройским делом. Такая вот дополнительная приятная мелочь, подобное совпадение добавило Барни сил и энергии, которых и без того хватало. Он уже и так поймал своего маверика, как сёрфер-виртуоз использует любое поведение волны в своих целях, так и для Барни каждая последующая деталь обязательно наводила на определённые мысли и приводила в состояние, безупречно подходящее для действий.

Но было и множество препятствий на пути. Не так-то просто было выполнить это поручение, было мало свободного времени, трудно было совмещать дополнительное задание с основной работой, выискивать время между рабочими сменами. Была и ещё одна проблема, тоже связанная со временем, но в глобальном смысле. Сложность была с текущим положением Сочинского района. Ведь для того, чтоб добраться до моста, необходимо было ездить по олимпийским полосам, а это было сейчас очень трудно, потому что весь частный транспорт сократили по максимуму и только избранные могли себе позволить ездить по свободным, как в самых смелых мечтах любого водителя, дорогам. Но благодаря его конторе «ОПЕРАТОРСТРАНЫ» — генеральному партнёру олимпийских игр — Барни, так как он был инженером олимпийского объекта, выдали пропуск и на его личный автомобиль. Это было приятно, он даже чувствовал гордость за свою компанию, потому что только единицам из числа предприятий города выпадала такая честь.

В общем, «глина», как мы успели заметить, была довольно специфична и размер куска для предполагаемого изделия оказался довольно большого размера. Разминать его приходилось поэтапно, так как весь он не умещался в ладонях.

Итак, необходимо было организовать работу 32 камер на мосту и прогнать транзитом остальные камеры с других мостов. Что интересно, Барни в тот момент было уже 32 года, и этот факт стал дополнительным плюсом ко всем предыдущим, приятным совпадениям. Сам мост по распределению камер условно делился на четыре части: по обе стороны вдоль железнодорожного пути, и каждая из сторон ещё делилась на две равные половины, точно поперёк моста. Всё было симметрично, логично и легко для понимания. Поэтому с каждой половины моста два кабеля с камерами уходили в одну из двух распределительных будок дозора. В эти будки приходило по два кабеля на 8 волокон, один транзитный кабель под видеосвязь на 64 волокна, ещё один кабель специализированной связи на 16 волокон, со своим транзитом, т.е. ещё плюс один кабель на 48 волокон. Итого по 4 кабеля.

Медленно, но верно мы, старательно разминая, смочили нашу «глину» деталями, и чтобы не переборщить, стоило дать ей чуть-чуть подсохнуть в естественной среде. Мы и так успели сделать довольно много, за такой небольшой промежуток времени, измеряемый количеством уже прочитанных страниц.

На этом задании Барни столкнулся с четырьмя препятствиями: Ветер, Темнота, Холод, Дождь, которые поэтапно усиливали друг друга.

Дело в том, что по этому мосту недавно пустили новые электрички с названием «Ласточка». И они «пролетали» каждые 10–15 минут в одном метре от Барни, создавая при этом сильный ветер. Всё бы ничего, если бы не сама специфика работы, вынуждающая заботится о подобных мелочах. Ведь после разделки кабеля, т.е. снятия поверхностной изоляции из жёсткого пластика, начиналась разделка внутренних модулей. А это означало, что следовало снять с волокон остатки гидрофоба, специального геля, при помощи спиртовых салфеток, и поэтому они становились очень подвижными, как длинные волосы на ветру. В общем, нужно было приспособиться и следить за временем появления электричек, сжимая волокна в руках, когда они пролетали мимо и поднимали ветер. Это заметно снижало скорость работы и сбивало концентрацию, причём при каждой операции при сварке волокон, которых тоже было довольно много.

По состоянию и влажности нашего «куска глины», мы решили, уже без малого достаточно, и поэтому не будем уточнять все нюансы.

Очередное препятствие было преодолено, и схема действий отработана в первый же день. Но так как работа началась со второй половины дня, то закончить её при естественном свете не получилось. Так возникло следующее препятствие — недостаточная видимость.

Воспользовавшись стационарным освещением на мосту, откручивая болты фонарей и поворачивая их в свою сторону, он мог продолжать работу и после захода Солнца.

Третье препятствие благодаря особому везению Барни появилось только через пару дней, это был Холод, который совместно с Ветром обрабатывал инструменты для сварки и сам сварочный аппарат. Это доходило до такой степени, что волокна становились слишком хрупкими и ломались в непредназначенных для этого местах. После того как очередное волокно сломалось уже не первый раз и стало слишком коротким, чтобы можно было продолжать в том же духе, не рискуя заново разделывать весь кабель, Барни позвонил Мастеру:

Алло, привет! Я взялся за работу.

Привет, молодец! Если что нужно — звони, помогу, чем смогу.

Слушай, у меня тут волокна в канавках сварочника2 и скалывателя3 от мороза ломаются, что делать?

Скалыватель почаще чисти спиртом. На сварочнике гоняй обогревательную камеру вхолостую, она даст тепло и на канавки. Так всё нормально?

Да всё хорошо, благодарю.

Тогда пока! На связи если что, приехал бы помог, да у самих сейчас работы хватает. Как раз только что мимо тебя проехали, но по старой дороге.

Пока.

Воспользовавшись советом, Барни продвинулся в своём деле дальше, но через пару дней погода изменилась и в верхних слоях атмосферы стали гулять тёплые потоки, в результате появилось новое препятствие Дождь. Пришлось умудряться на том свободном пространстве в метр шириной между ящиком с камерой и пролетающей электричкой ещё и разворачивать палатку, причём так, чтобы её, не дай бог, не утянуло вслед за «молниеносной птичкой». Ведь сварочный аппарат оптики предназначался только для работ в сухом и чистом пространстве, а если таковое отсутствовало, приходилось его создавать.

До этого момента на мосту Барни работал с помощником, а именно с пареньком из конторы, той, что была с логотипом летучей мыши. Он помогал носить инструменты, разделывать кабель, следить за «ласточками» и коротать время за рассказами, пока шла сварка. Парень оказался разносторонним, ему приходилось бывать помощником у разных мастеров, и поэтому он был очень интересным человеком в глазах Барни. У парня была семья и двое детей дошкольного возраста, он приехал сюда на заработки в это хлебное время. А так он жил на Донской земле, был заядлым рыбаком и знал много интересных историй. От него-то Барни и узнал больше о месте, в котором они сработались.

Оказалось, что за декоративным металлическим леопардом, служившим опорой для линий электросетей, на скалах находился водопад, который можно было разглядеть. Помощник сказал, что этот водопад называется «Девичьи слёзы». Барни нашёл в интернете информацию о нём и легенду. Легенда, если кратко, такова: она рассказывала о любви девушки к великому духу горы и об их встречах, но одна злая колдунья постаралась разлучить влюблённых, подстроила что-то недоброе. Однако любовь оказалась сильнее, так как девушка превратилась в этот водопад, и с тех пор была со своим любимым неразлучна. Хоть и красивая легенда, но тот водопад, который ребята видели с моста, был обычным родником только большого размера.

Т.е. на самом-то деле помощник сильно преувеличил свои познания и нарекал некоторые места исходя из своих приблизительных представлений о здешних краях, но эта его особенность не мешала, а скорее помогала ему жить в мире своих суждений... Тот водопад, что назывался «девичьи слёзы», на самом деле был в том районе, но только за горой, его можно было увидеть, если идти по заброшенной древней дороге, также ведущей на Красную поляну.

Итак, наше изделие уже начало приобретать определённые формы и практически подготовлено. Осталось только выяснить, как долго мы будем его доводить до кондиции, сушить, а после радовать себя окончательным обжигом готового изделия в специализированной печи. А вот как примерно выглядит процесс сушки получившейся вещи.

После того, как они преодолели все препятствия открытого пространства, помощник был больше не нужен. Барни перебрался работать в распределительные будки, где все кабели, заходившие с моста, необходимо было сварить на оптические кроссы и пропустить транзитом. Так как сроки уже начинали гореть, он работал долго и без сна. В будке было тепло и светло, но работы было много, и последнее препятствие в виде усталости наконец дало о себе знать. В такой ситуации подспорьем является только решимость закончить начатое, и ранним утром он наконец завершил недельный марафон. И выпив крепкий кофе, отправился домой восстанавливать силы.

К сожалению или к счастью, но ответ от вселенной не заставил себя долго ждать, и на заправочной станции пара молодых людей, юноша и девушка, находясь в возбуждённом состоянии, попросили у него кусачки. Им необходимо было перекусить кольцо с пальца девушки. А Барни буквально за 15 минут перед этим отвёз все свои рабочие инструменты на склад, и поэтому мог дать только старенькие плоскогубцы. Кольцо было явно маловато для пальца той девушки, непонятно, как оно вообще там оказалось, и её палец уже начал опухать. Оставив необычную парочку, Барни уехал. Это было в половину четвёртого утра. Последняя сцена была им расценена как неблагоприятное свидетельство, что попытка построить мост к своей «королеве сердца» будет не слишком успешной.

Вообще Барни в те времена всё ещё любил, причём лихо, давать интерпретации увиденному, и из-за повышенной осторожности делал это чаще в неблагоприятную для себя сторону. И эта привычка не очень-то помогала ему на пути к обретению желаемого. Хотя причиной может быть ещё и то, что он сам, управляя своим настоящим из далёкого будущего, не спешил в этом вопросе…


 

 

 

Как у рыцарей, так и у гномов

В своих землях, видно, были проблемы.

 

С Севера та исходила угроза,

Судя по картам и тому, что тут видно.

 

Обнаруживал он на поворотах пути

Ещë в одной крепости следы разрушения,

 

И в таинственных могилах эфира,

Находящихся на Севере где-то,

 

Он смог подсказку найти,

Истоки этого зла объяснения.

 

И легенды о смерти не пугают его,

Что в воздухе этого места витают,

 

Ведь в пути он за правое дело,

И духи предков ему помогают.

*

«Вот он древний город Эфир,

И построен в нём храм необычный.

 

Приказ короля своим гномам,

Азуд они его звали.

 

Его жены этот храм охраняет могилу,

И все тайны её королевы Аиши,

 

И умер король спустя несколько лет,

И был похоронен рядом в часовне.

 

Как и другие короли Ашабада

Были похоронены там после него.

 

Этот храм и могилы веками заброшены,

Ходит слава о них, как о месте опасном.

 

Гном рассказал, что там то и дело

Воры в гробницах исчезали частенько,

 

Что и создало репутацию эту,

Проклятым местом его называют».

*

Воин вступил в эти цельные стены

Двухэтажных домов из крупного камня.

 

Вход в город этот был настежь открыт,

Серые камни травой все покрыты.

 

Вокруг тишина и покой обитали,

Заброшенность места была очевидна.

 

Вдруг воин звуки сражения услышал

И, сделав разведку, он вскоре всё понял.

 

Вражьё и сюда добраться успело,

И здесь тоже ищут какой-то предмет.

 

Но воин идёт всегда очень быстро,

Потому опережать их везде успевает.

 

Здесь первые схватки ему показали,

Что гоблины стали намного умнее,

 

Новые орки удивляли уменьем,

Другие приёмы они применяли.

 

Как будто бы их наставлял предводитель.

Но кто этот вождь и где он теперь?

 

Вдруг воин башню большую увидел,

Она была выше, чем всё, что здесь есть.

 

На неё поспешил он взойти осмотреться,

В пять этажей она оказалась.

 

На самом верху ему открылись просторы,

Расположение города как на ладони.

 

Там он увидел часовню и храм,

И другие места, что диковинкой были.

 

Под ногами валялся скелет

И, о чудо, что рядом с ним было.

 

Такой меч воин не видел ни разу,

Длинней вполовину, чем был у него

 

Хоть лезвие тоньше, Но сталь-то прочнее,

Сам лёгок и быстр, и очень удобен.

 

Воин с собою его взял для проверки,

Ведь в деле ратном бывают сюрпризы,

 

И он стал вторым его другом любимым,

С которым по пути ему тоже было.

 

Вошёл он в ворота храма,

Там врагов своих увидал.

 

Скелеты неведомою силой подняты,

Стоят в снаряжении полном, на месте.

 

Они разом все пошли на него,

Лишь новый друг, ему здесь поддержка,

 

Мечом этим воин врагов сокрушал,

И так развалились все те, кто там ждал.

 

Как с ними закончил, он осмотрелся,

Убранство храма было красиво.

 

Статуя прекрасной дамы стоит,

Размеров огромных вся из нефрита.

 

Это и была королева Аиша,

Та самая, о которой читал он в рассказе.

 

С другой стороны от неё был алтарь,

На нём письмена в руническом стиле.

 

Данный текст гласил назидание

И даже спрашивал властно любого:

 

«Лишь король ключ тот имеет

что был от возлюбленной сердца.

 

Вы не король — это редкость,

Скорее жалкий вор, рыщущий в тени.»

 

Сама статуя бирюзового цвета

С чашей огня, что она держит в руках.

 

Чаша сия горит белым огнём,

Всё освещая вокруг очень ярко.

 

На алтаре он увидел квадрат,

Место, где что-то должно было быть.

 

Это мог быть кристалл

Или любой ритуальный предмет.

 

И чтобы тайну королевы узнать,

На алтарь его нужно было поставить.

 

Воин решил отыскать сей предмет

и отправился дальше вприпрыжку, шагая.

 

Так вскоре у ворот он оказался

У закрытого кладбища особых вельмож

 

Среди древних могил этого места

Был склеп один очень странный.

 

У входа в него 8 памятных плит,

И все они в особом порядке стоят,

 

Под каждым был текст,

То имена королей: они тут лежали.

 

Ворота закрылись, и все они встали,

На воина двинулись, дружно шумя,

 

С именными мечами и булавами,

Сражались нещадно и не шутя.

 

Сложнее наверно ещё не бывало,

Колдовство неземное здесь бушевало

 

Лишь ярость в атаке его выручала,

И удар скрытый справа, что тоже бывало.

 

Эти приёмы он отточил по дороге,

С мечом предыдущим, что был с ним вначале

 

И вот уж восьмой череп с плеч полетел,

И разрушились так все чары их злые.

 

Путь в склеп заветный наконец-то открылся,

Осталось шаг ему только сделать.

 

Он отдышался, оружие поправил,

Сил набрался, глотнув из бутылька своего.

 

Так залечил он серьёзные раны,

Поскольку невмоготу ему уже было.

 

И, как оказалось, всё не напрасно,

Зашёл он в тот склеп, и увиделгробницу.

 

Стоит из нефрита и с письменами,

А под потолком, о чудо, есть знак.

 

Третий символ с заветной печати,

Но самой руны почему-то не видно.

 

Подошёл он к плите, попробовал сдвинуть,

Тем колдовство пробудив с новой силой,

 

И из гробницы весь в алом огне,

Выскочил скелет, громадный и быстрый.

 

Аиши супруг, сам Азуд знаменитый

Или бывший им, когда был он живой.

 

Щит до пола и с письменами,

Видимо, мощно заклятый на прочность.

 

С этой напастью воин сражался,

И энергия битвы была велика,

 

Долго бились они, но воин сильнее

Ибо цель его выше намного была.

 

Так рассыпался враг,

И огонь тут же погас,

 

Оставив лишь пыль

И щит, что подписан:

 

«Я вас древних змей призываю,

Именем живого и мёртвого,

 

Что силой обладает послать вас

В ледяной ад Веласкьяльва».

 

В самой же гробнице статуэтка лежала,

Это и был ключ от алтарного места.

 

Прежде чем отправиться в храм,

Чтоб на алтарь эту вещь примостить,

 

Нужно руну было найти,

Знак которой висел на стене,

 

И она где-то здесь,

Не могли её взять в заколдованном месте.

 

Воин уж всё обошёл в этом склепе старинном

И устал уже было — достал лук сгоряча,

 

Стрельнул он в знак

И уходить было думал.

 

Но вдруг звук услыхал механизмов рабочих,

Прямо под знаком плита отворилась.

 

Это был ход потайной в подземелье,

Он зашёл и попал в коридор по ступеням.

 

Сначала вниз, потом вверх

По ним нужно было идти.

 

Он уже было начал,

Как звук ветра раздался в ушах.

 

Это снова ловушка его поджидала,

На него шар летел из шипов весь в огне,

 

Шар на цепях шириной с коридор,

Достающий почти что до самой земли.

 

Воин увернуться, однако, успел

И встал в углубление справа в стене.

 

Так стоял он и думал

И наблюдал за полётом.

 

Но стоять долго так не было смысла,

Маятник смерти симметрично летал.

 

Вот снова тот шар пролетел очень близко,

Но воин миг тот уже поджидал.

 

И пробежал резко в противоход,

А шар вслед за ним разгонялся вдогонку.

 

Так успел воин быстрый

Залететь на ступени.

 

Убежал он от шара,

Там и дверь отворилась,

 

Комната открылась в шесть острых углов

С пьедесталом, по центру манящим.

 

Сверху столб света его освещает,

Там каждый увидел бы то, что искал.

 

Между землëй и небом опять

Руна висела на столбе световом.

 

Как Халагаз, но немного иная,

Две вместо одной черты поперечные,

 

Пьедестал же под ней был стилизован,

Шесть углов точно также, и на нëм щит нарисован.

 

Этот щит обвивает большая змея,

Кольца её как лепестки у цветка.

 

Вот воин в руки руну взял

И назидания глас как и прежде услышал:

 

«Своих детей богов грехами удручённый,

Отступился он в далëкие глубины мироздания.

 

Не видали его с тех пор в Авестане,

А ведь лишь он оттуда мог бы вернуться,

 

В тот самый день,

Что концом света зовëтся».

 

Однако ключ-статуэтка при воине теперь,

В храм Аиши он возвращается быстро.

 

Там он поставил еë в алтарное место,

И открылись две двери слева и справа.

 

Он вошëл в подземелье

И ниже спустился,

 

Там увидел решëтку,

А за ней постамент.

 

Заметив проход между стен,

Он к нему подошёл.

 

Но чтобы решëтку поднять,

Нужно стрельнуть из лука.

 

Чтобы попасть в механизм,

Тот, что дверь открывает.

 

Так и сделал наш воин,

И пошëл было дальше.

 

Решëтка открылась, и вход был свободен,

Но плита под ногами двигаться стала.

 

Он ускорил свой бег, её преодолевая,

А она раздвигалась при этом неспешно.

 

Колья-шипы обнажались под нею,

Там полно уже было древнейших скелетов.

 

Еле успел он допрыгнуть до края,

Там и встал отдохнуть, но не надолго.

 

Тут из стены вышел каменный Голем,

Вечный охранник того подземелья,

 

Стал он руками махать и бодаться,

В воина камни большие швырять.

 

Воин был быстр, но сил не хватало

С этой махиной ему совладать,

 

Лишь адским ударом меча длинным справа

Ему получалось того доставать.

 

Так длилось не вечность,

Но достаточно долго.

 

В итоге тот голем

Свалился на пол,

 

Рассыпаясь на части, навсегда замирая,

Освободился от долга вечного стража,

 

Так воин открыл постамент в этом храме,

И был там подарок ему сокровенный.

 

Клинок королевы Аиши волшебный,

На нëм была надпись, говорившая громко:

 

«Я меч, что пронзает всë сущее.

И тот, кто умерщвляет, что уже мёртво».

 

Клинок не большой, но был явно могучий,

Он, может быть, сильно ещё пригодится.

 

А что дальше будет, осталось не ясно,

За всем этим есть какой-то колдун.

 

Но башня и остров, отмеченные на карте,

Это ключ, откуда происходит наш враг


 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

 

 

 

 ГЛАВА ВТОРАЯ

Земля

 

У Барни был период ёмкого по содержанию отшельничества, который наступил, как раз после одной успешной серии сделок в сфере недвижимости. Как известно, желание уединиться приходит в следствие духовных поисков, так произошло и в этом случае. Если заглянуть во времена, когда Барни только «начинал» осознанное движение по модному, как ему в то время казалось, духовному пути развития своей души, то мы снова увидим ряд типичных закономерностей.

Пришло время детально поведать о периоде уединения Барни в деревне под названием Шаумян, находящейся в Туапсинском районе. Дни там проходили размеренно, но в соответствии со строгими требованиями дисциплины. Режим дня был следующий: в 4 утра подъём, обливание холодной водой, обязательно стоя босыми ногами на земле, занятие йогой, вкушение подогретого домашнего молока с мёдом и куркумой. Далее медитация и чтение духовной литературы различного рода. Сама литература здесь не имеет особого значения, поскольку у каждого, как показывает опыт, источники будут приходить свои и соответствовать личной необходимости. Никакие устройства для связи с внешним миром не использовались, поскольку эта связь была ему на тот момент совершенно не нужна.

Диета вегетарианская, из социальных контактов только необходимое общение с местными фермерами, которые продавали ему домашнее молоко и мёд. Траты были минимальные, поэтому имеющихся денег с лихвой хватало на всю эту роскошь. Обилие круп, фруктов и местных орехов облегчало его положение. После полудня Барни ходил в лес, глубоко дышал свежим воздухом, общался с первородными стихиями. Во время медитаций, благодаря такому чистому состоянию, у него возникали контакты с высокоразвитыми существами через астрал1. Одну сущность удалось отчётливо запомнить: это был монах в светлой одежде, который в позе лотоса медитировал в соседней комнате. Он прилетел и что-то говорил, но Барни уже забыл, что именно. Чувствовалось, что монах далеко обогнал „отшельника“ по уровню развития. Это было не самое комфортное ощущение для ума Барни и, видимо, поэтому он тогда не захотел дальше идти в этом направлении. Возможно, он просто заглянул глубоко вперёд раньше положенного срока или же вообще в параллельную вселенную.

Иногда из пророщенной пшеницы, пропущенной через жернова мясорубки, он делал лепёшки и сушил их на солнце под марлей. Частенько устраивал себе банные дни и парился, кушая при этом огромные арбузы. В таком режиме он находился достаточно долго, чтобы погрузиться в совершенно новое для себя состояние. Количество озарений и интересных ощущений было настолько велико, что ум уже даже не успевал делать их детальный разбор, и тем более перестал их картографировать, потому что они только и делали, что постоянно прибывали.

На самом деле это происходит постоянно, просто в описываемом случае речь идёт об осознанном подходе к восприятию, а именно о явном желании достичь, как говорится по-простому — «просветления». Но до сих пор неясно, при каких конкретно условиях наступает это состояние и что является объективной причиной его возникновения. А главное, что можно назвать «уверенным итогом» этого состояния, тоже не всегда понятно. Разве только если это происходит как в мультфильме «Кунг-Фу панда», когда черепаха-мастер превратился в цветы Сакуры и развеялся лепестками по ветру, на глазах своего ученика.

Совершенно ясно только одно, что у каждого человека путь к состоянию просветления зависит от особенностей самой личности. Хотя некоторые утверждают, что возможна и прямая передача состояния просветления. На мой взгляд, это вполне реально, если только сам индивидуум считает, что такое возможно.

А сейчас мы попутешествуем в студенческие годы Барни, чтобы увидеть весь затейливый узор его пути к своей цели. При этом в текущей главе будут слегка освещены судьбоносные встречи Барни с личностями, чьё место в его окружении трудно описать.

Координаты по Времени жизни: 21 полный оборот Земли вокруг Солнца с момента физического рождения героя рассказа

Место: Русь-матушка, город Батайск

Действующие персонажи:

Барни — герой рассказа

Кэтрин — девушка из жизни Барни

Пьер и Колька — два родных брата, лучшие друзья Барни

Дед-«футболист» — один из загадочных персонажей

 

«Сейчас — это Начало Будущего».

Народная мудрость

НАЧАЛО

Молодой человек, свернув на одном из перекрёстков провинциального города, припарковал автомобиль около тротуара. Был тёплый, но пасмурный день, и настроение задумчивое. Сидя какое-то время в машине, парень по обыкновению наблюдал за происходящим вокруг. По узкой асфальтированной дороге время от времени проезжали машины, многие останавливались, чтобы приобрести свежий хлеб. Здесь как раз был магазин при хлебозаводе. Мимо ходили прохожие, по которым скользил взгляд нашего зеваки, и, естественно, не смог остаться без внимания один дедуля. Почему-то Барни принялся наблюдать именно за ним.

Дед положил очередную пластиковую бутылку в свой мешок из-под сахара, который был уже почти полон тарой под сдачу. После этого он при помощи бечёвки повесил ношу за спину и в нерешительности сделал движение, собираясь перейти дорогу. Сам дедушка выглядел довольно странно, по всей видимости, бродяга, а ещё на нём были маленькие очки, но с очень толстыми стёклами. Было в его образе нечто особенное, поэтому Барни с удовольствием ждал, что дальше предпримет этот человек. Помимо толстенных линз очков с тончайшей оправой, на старике была грубая одежда. Дед был среднего роста, жилистый и, по всей видимости, очень озорной и проворный, всё это создавало ощущение потешного контраста. К удивлению наблюдателя, он сделал несколько неуверенных попыток перейти дорогу, постоял немного, раздумывая, продолжать или нет, прошёл шага три, бурно жестикулируя, вернулся обратно.

Это показалось Барни забавным, потому что у него сразу родилось предположение: «Причиной странного поведения деда был тот самый перекрёсток, у которого всё и происходило. Из-за домика на углу не видно подъезжающих машин, которые могли бы неожиданно вывернуть, вот это и не давало дедушке уверенно действовать. И по нелепой случайности, пока дедушка решался и «боролся» со своими сомнениями, машин не было, а как только решился, сразу же появился автомобиль и не дал ему завершить задуманное…»

Именно такое умозаключение сделал Барни, и, оставшись довольным своей проницательностью, вышел из машины. В те годы он ещё не придавал значения мыслям, что иногда всё может оказаться совсем не таким, каким ему представляется...

Тут же дедушка мгновенно и очень эмоционально обратился к нему:

А как ещё надо? Почему так?

Молодой человек опешил от внезапности, но взял себя в руки, стараясь держаться спокойно, и с улыбкой дал ответ, который, по его мнению, должен был снять напряжение:

Бывает и такое…

Просто Барни в тот период жизни был замкнутым человеком и при случайном контакте приспособился уходить от диалога, бросая в ответ размытую по сути фразу, но с очень внушительными интонацией и видом. Его находчивости в этом деле можно было позавидовать, потому что, как правило, такие диалоги не продолжались.

И вот после долгой паузы, когда Барни будто и на этот раз удалось избежать незапланированной дискуссии, он успокоился и вознамерился продолжить свой путь. Но именно тут-то дедушка сделал ещё несколько энергичных шагов в его сторону и сказал громким, но шутливым тоном:

 

Мне нельзя попасть под машину, мы ведь футболистыыыы, — и затянул последнее «ы» дольше положенного. При этом он начал, как бы подкидывать невидимый мяч то ногой, то коленом, то рукой. При каждом таком движении Барни всё больше и больше убеждался, что «вляпывается» в историю…

Ему совершенно не хотелось привлекать к себе всеобщее внимание, а с таким собеседником этого было уже не избежать. Парнишке сразу стало ясно, что дед — неадекватный человек и что может произойти самое «страшное», т.е. всё что угодно, и прогнозировать это невозможно! А вдобавок ко всему, Барни обратил внимание, что за ними из окна магазинчика наблюдает продавщица, т.е. зрители уже присутствовали!!! Всё это сыграло роль, и он напрягся до предела.

Со стороны можно было решить, будто он пребывал в этом состоянии лишь мгновение. В сознании Барни промелькнула масса вариантов возможных ходов, к которым можно было прибегнуть, чтоб благополучно разрешить ситуацию… На этом жизненном этапе, обучаясь профессии программиста в университете, т.е. получая навыки по созданию компьютерных программ, ум Барни, можно сказать, был на пике формы и способен был заниматься логическим проектированием. Были даже конкретные идеи по созданию искусственного интеллекта и даже частично реализованные проекты в этой сфере. Поэтому в глубине души он понимал, что рано или поздно ему придётся заняться собственным интеллектом и стать более раскрепощённым, а тут ситуация просто не оставляет иного выбора. Нужно действовать и обязательно — безупречно. Под напором противоречивых соображений, вдобавок ко всему тоже владея авто, Барни почему-то, как это с ним бывало, частично взял на себя вину того водителя — первопричины всего происшествия. И тут выпалил первое, что пришло в голову, желая смягчить ситуацию:

 

Да вас бы не сбили, водители обычно смотрят и пропускают пешеходов.

 

Тут дед замер и проговорил сначала задумчиво, да ещё и с паузой в середине предложения, а потом и веселее ближе к концу фразы:

 

Глубокие изменения... Счастливая жизнь!

 

Сказать, что парень был окончательно сбит с толку подобным представлением, значило бы ничего не сказать. Привыкнув к тому, что он всегда хотя бы примерно предвидел ход любой беседы, он опешил, потому что происходящее было из ряда вон. Мысль, что перед ним просто сумасшедший, не особо успокаивала. Но в глубине Души Барни ясно почувствовал: сейчас происходит, что-то очень хорошее и важное. Пребывая какое-то время в состоянии полнейшей прострации — ведь молодому человеку в то время казалось, что буквально каждому встречному есть до него дело и что весь мир оценивает его поступки — и не найдя, что бы такого умного сказать перед этой «громаднейшей» аудиторией, он молча двинулся дальше.

А дед спокойно добавил ему в след, поставив жирное многоточие в этом диалоге:

 

Глубочайшие изменения…

 

После этих слов Барни сначала остановился, чувствуя сильное волнение вперемешку с необъяснимой радостью. И продолжил путь, пытаясь разобраться в природе своих необычных чувств. Чуть погодя, всё взвесив, он сообразил, что история кажется не такой уж и странной. Она даже приобрела философский, но пока ещё весьма абстрактный смысл в его умозаключениях, и он нашёл для неё соответствующее место в своих мыслях.

Внешне Барни был довольно симпатичный, примерно среднего роста, с русыми прямыми волосами, которые по большей части непослушно торчали в разные стороны. Выразительные тёмно-голубые глаза вместе с тёмными бровями указывали на его задумчивую натуру, но в моменты расслабления, брови по обыкновению принимали форму дуги, что придавало лицу черты, характерные для наивного простачка. Чаще всего, его можно было увидеть в довольно смешной одежде, это он делал не специально.

Порой, по странному стечению обстоятельств, одежда оказывалась даже не по росту и слегка великовата. Он и сам это иногда замечал, даже без намёков от родных и близких людей, но легко успокаивал себя мыслью, что это просто «им кажется».

Вот так, в то время, чувствуя излишнюю доверчивость клиента, многие продавцы на базаре уговаривали его покупать что попало. Поэтому он очень не любил туда ходить, уж слишком часто приходилось выбирать из того, в чём он явно не разбирался. Иногда, всё же удавалось совершить удачную покупку и выглядеть вполне привлекательно, но это касалось в основном летнего гардероба.

На момент встречи Барни со странным дедом у хлебного магазина, у молодого человека была довольно бурная жизнь, заполненная безкрайним2 потоком событий. Проходя обучение в университете, в том самом, где учились и его родители, он регулярно посещал книжную ярмарку. Эта ярмарка вскоре стала его любимым местом, так как была на полпути от маршрутного автобуса, на котором он ежедневно ездил на пары. В тот университет Барни попал благодаря родителям, которые, используя свои связи и оплатив дополнительные занятия с репетиторами, сумели устроить его туда на бюджетное отделение. Факультет оказался точно таким же, как и у родителей, автоматика, телемеханика, связь; только одно новое направление появилось — с уклоном в работу с вычислительными машинами, новым веянием в то время.

Ярмарка представляла собой сборище палаток с книгами на огромной заасфальтированной площади в центре города рядом с ипподромом, совмещенным со стадионом. Он практически ежедневно ездил мимо, и потому желание туда попасть родилось само собой, а после уж и вовсе вошло в привычку. Вообще-то парня привлекали не столько книги, сколько пиратские диски с компьютерными играми, которые продавались по соседству. Но время от времени он прохаживался и по книжным палаткам, сам ещё не зная для чего…

И вот жёлтая книжка с простеньким рисунком, с каким-то китайским учением о Дзен буддизме оказалась у него в руках. Первые строки введения мгновенно привлекли Барни, и он приобрёл том. Учение очень многое прояснило и даже поразило его своей мудростью. Прочитав полностью, Барни вдохновился на медитации по вечерам и на некоторые физические упражнения. Время от времени вспоминал о них и делал. Любимым из этих физических упражнений по своим пост эффектам была «столбовая работа» — стационарное стояние в позе дерева на полусогнутых ногах без движения. Это тоже можно было назвать медитацией, но уже активной, так как подключались настойчивые ощущения тела.

С этого момента мир для Барни начал преобразовываться и постоянно меняться. Стали всё чаще проявляться совпадения, загадки и чудеса, прежде остававшиеся незамеченными. Правильнее будет сказать, что поменялось его мировоззрение. Другими словами, внимание к Миру у Барни существенно увеличилось, что, очевидно, и привело к подобному эффекту. Эту самую книгу чуть позже он подарил на день рождения своему лучшему другу Пьеру, в то время они вместе учились в одном университете. Конечно, такие обычные житейские дела, как учёба, мысли о карьере, создании семьи тоже занимали ребят, но не особо вдохновляли и были на тот момент скорее обузой, результатом влияния общества нежели настоящей целью жизни. Они хотели понять что-то ещё, не сказанное доселе нигде, и этим явно оба выделялись на фоне своих сверстников…

Итак, встав на путь духовного развития, Барни, как и многие другие люди своего времени, наткнулся на рассказик, в котором говорилось о силе мысли и способностях людей творить чудеса. В этом рассказе приводились методики, как сделать так, чтобы наши мысли материализовались. Там же, как обычно в подобном чтиве, приводились примеры людей достигших успеха в этом деле. Так один человек, мечтавший о шикарном собственном поместье, но при этом не имевший денег на свою мечту, каждый день ясно представлял себя хозяином поместья, прохаживался мысленно по дому своей мечты. И при этом оставался внимателен к возможностям, которые вдруг начали появляться и приближать его к воплощению его мысли в реальность. И в итоге его мечта сбылась именно так, как он и желал…

Так Барни после прочтения с присущим ему юношеским максимализмом и не заурядным воображением задумал, чтобы настала Новая Эра развития человечества в гармонии с высшим разумом, где все Счастливы, Здоровы и Богаты. Чтобы все были телепатически связаны и способны были бы созидать коллективной мыслью новые, прекрасные миры. Он повторял эту мысль, подсчитывая дни до свершения, решив для себя, что одного года на реализацию вполне достаточно. Причём повторял не просто так, а в течение каждого из этих дней старался найти и находил подтверждение от Мира, что вселенная слышит его. Знаком того, что Мир слышит Барни, было то, что он видел порядковый номер текущего дня на государственных номерных знаках автомобилей, встречавшихся ему на пути. Т.е. если до свершения по замыслу парня, оставалось 365 дней, то именно с таким номерным знаком ему и нужно было увидеть авто в этот день. Поэтому обращать внимание на номера машин стало его постоянной привычкой. Возможно, это покажется странным, но ему каждый день удавалось получить подтверждение и увидеть номер автомобиля с соответствующим числом. Не было ни одного дня, чтобы он не получил подобного знака. От этого его вера в материализацию, пусть даже столь грандиозной мысли, день ото дня только крепла.

У Барни в то время была девушка Кэтрин, с которой по стечению обстоятельств они виделись, скажем так, нечасто, т.е. пару раз в год, летом и зимой, а всё остальное время общались по телефону. Причиной тому было расстояние, она жила в другом городе за 1900 км от Барни, и приезжала к нему только на студенческие каникулы. Кэтрин, как и многие девушки, была человеком совершенно иного склада ума и частенько не понимала мыслей и чаяний Барни. Другими словами, они были словно две противоположности — практически не пересекались интересами, но какая-то неведомая сила всё же притягивала их друг к другу.

В один из вечеров Барни, по обыкновению, набрал номер Кэтрин и завёл разговор:

Алло! Приветик… как делишки?

Кэтрин ответила грустным голосом:

Приветик! Всё нормально, вот только устала очень… Надоело быть одной, все ходят парочками, а я одна как ни знаю кто!

Барни было знакомо это настроение Кэт и поэтому он ободряюще усмехнулся:

Не волнуйся, скоро всё будет даже лучше, чем ты можешь себе представить.

Что ты имеешь в виду? Кэтрин явно заинтересовалась.

Это сюрприз. Могу только сказать, что это случится уже через 90 дней! — ответил Барни, ему не хотелось распространяться о подробностях, поскольку он был очень осторожным и считал, что если новая эра наступит, то всё решится само собой. Да и потом, он просто не хотел хвастать раньше времени, чтоб не сглазить, чтобы всё прошло успешно. Настолько грандиозен был замысел, что рисковать было ни к чему.

Ну ладно посмотрим! — ответила Кэтрин, гадая, что же за сюрприз на этот раз приготовил Барни, видимо, что-то из ряда вон выходящее, судя по интонации и уверенности в голосе. Настроение её улучшилось, но появился соблазн допытаться, что это за сюрприз. Но сколько она ни старалась, Барни был твёрд в решении не раскрывать карты, и она сдалась, смирилась в ожидании грядущих разительных перемен, в приятных предчувствиях.

Надо заметить, Барни любил делать сюрпризы и всегда старался на пределе своих возможностей. Многие очень любили его за эту страсть и с удовольствием ожидали от него чего-нибудь особенного. Пожалуй, именно благодаря этим людям и их ожиданиям, как Барни понял впоследствии, он сумел замыслить и сделать то, что сделал.

Нелегко будет описать внешность человека так, чтобы читатель смог почувствовать красоту его внутреннего мира. Но мыслями всегда можно задать направление для чувств. Гораздо легче это происходит, если у слушателя имеются схожие черты характера, ведь при этом он чувствует другого человека и легко проникается его состоянием. Раз мы с вами уже читаем эти строки, то велика вероятность, что это так или иначе произойдёт. Что ж, как уже было сказано выше, девушка Кэтрин смотрела на окружающий её мир просто, всё было ей ясно и легко.

Очень красивая, грациозная, весёлая, полная энергии, и страсти к путешествиям, сверхкоммуникабельная девушка. Она легко шла на контакт, при этом соблюдала необходимую дистанцию — такова её поверхностная оценка. Довольно рисковая, она как будто пребывала под охраной высших сил, которые оберегали её от неуместных ситуаций. Чтобы прочувствовать сказанное, достаточно было хоть раз увидеть её, уловить аромат духов, перекинуться парочкой фраз и воспринять ощущение грациозной лёгкости, красоты и приподнятого настроения, исходившее от неё. Она сама, пожалуй, даже не ведая того, волшебным образом влияла на окружающих; какие-то необъяснимые силы помимо её безупречной откровенности меняли людей и мир вокруг.

И кто знает, почему сам Барни и всё, что с ним связано, так сильно изменились, и было бы это возможно без её неявного влияния. Одно совершенно ясно — они встретились не случайно. Потому что, скорее всего, родственные души чувствуют друг друга и физические расстояния или другие ограничения не имеют для них никакого значения.

При всей лёгкости восприятия, её точка зрения была совершенно неколебима. Барни это понял в первом же разговоре, который заставил его расширить собственные границы и впредь не умничать особо в её присутствии.

Барни, чувствуя, что ход её мыслей очень хаотичен и лёгок, захотел взять их под свой контроль. Решив поразить её своим углублённым восприятием, начал рисовать картину мира, которая возникла у него в тот момент. Это была их третья встреча, мы начнём с неё, потому что первые две были спонтанными и чрезвычайно личными и не имеют сейчас отношения к излагаемым событиям. В этот день она к нему приехала из Евпатории, это был летний жаркий день. Барни, так уж получилось, был одет в красивые бежевые брюки, новые мокасины и летнюю рубашку из хлопка. Он выглядел шикарно, стоял на вокзале, дожидаясь её автобуса. Напоминаю, что умением красиво одеваться Барни не владел, но почему-то на этот раз всё вышло само собой. Стоит заметить, что первые два раза, особенно во второй, в зимнюю пору, всё было не так идеально. Достаточно вспомнить его грузинскую кепку и дублёнку до колен тёмного бурого цвета, но то уже совсем другая история...

Так вот, как только она вышла из автобуса, он её не сразу увидел. Вообще это ещё одна маленькая странность в их отношениях, которая повторялась не раз, несмотря на повышенное внимание Барни к окружающему пространству. Он частенько узнавал её лишь тогда, когда она подходила ближе. Так и в этот раз она подошла и поприветствовала его поцелуем.

Кэт была одной из тех, кто заметно выделяется на фоне окружающих. Ведь яркая манера стильно одеваться и улыбчивое прекрасное лицо всегда привлекают всеобщее внимание. А такого обычного на тот момент парня как Барни — тем более.

Приехав в первый раз к нему домой, по пути она шутила и весело болтала на отвлечённые темы, скрывая волнение. За чаепитием вдруг начался разговор о «высоком». Барни слыл очень умелым собеседником в этой области и мог доказать всё, что угодно, любому и каждому, если сам искренне верил в свою правоту. Но тут он наткнулся на такую вот простую реакцию с её стороны:

Зачем ты мне всё это рассказываешь, не видишь, я отдыхаю?

При этом она беззаботно улыбнулась и заискрилась красотой. Барни почувствовал себя глупо, просто так сидеть с такой красоткой, говорить бог знает о чём и просто пить чай, при этом быть у себя дома с ней наедине. Он предложил подойти к окну на балконе... В летний и тёплый день под окном шестого этажа 12-ти этажного дома, происходило нечто обычное, чему никто не придавал значения, но наша парочка, да ещё в такой момент, конечно, это заметила. Чёрная молоденькая кошечка, которая всячески уворачивалась от матёрого кота, наконец, сдалась, и тот на радостях приступил к своей прямой природной обязанности по продолжению рода. Ребята ещё некоторое время иронизировали по этому поводу, но совсем недолго...

После того случая он стал реже умничать и разглагольствовать с ней. Просто понял, что каким-то неведомым способом её восприятие и сама жизнь являются одним целым с окружающим её пространством, и тут его умозаключениям нелегко взять верх. Эффективнее было за ней просто наблюдать и действовать по ситуации, с надеждой проникнуться её знанием на уровне чувств. Было у неё в то время одно очень странное желание — заполучить глаза голубого цвета, при том, что у неё были прекрасные светло-карие глаза. Она не раз повторяла об этом Барни и как-то даже прикупила линзы, сделала несколько фотографий. Но Барни так и не смог понять тогда, почему ей это было столь важно.

Обычно она всегда приезжала к нему на поезде, потому что панически боялась летать на самолёте. Барни же, обладая умением успокаивать и убеждать, отучил её от этого страха. Она стала летать свободно и легко. Вскоре после этого Кэтрин исчезла из виду Барни, потому что улетела со знакомого им аэропорта в свой город и уже навсегда. Так по иронии судьбы они и расстались. Невозможно описать словами всю гамму чувств, которые испытывает какая-либо пара в подобных ситуациях, это сугубо личные переживания, но одно ясно точно: их встреча была очень полезна обоим. Эта пара представляла собой мудрый союз мужчины и женщины. До идеального союза было ещё далеко, потому что Барни на тот момент по-житейски явно не дотягивал до уровня этой девушки. Однако, как показывает время, любая сцена, любой жизненный эпизод всегда имеет определённые последствия. И актёрами могут выступать другие люди, играя новые роли, рисуя жизненный узор витками расширяющейся спирали. Тогда-то, в такой невесёлый период жизни его и посетила мысль, которую он записал:

«Я уверен, что так бывает с каждым, что подобные метаморфозы происходят в жизни очень часто и мало кто придаёт им значение, но они очень странны с логической точки зрения, с позиции понимания окружающего нас мира. Некоторые персонажи по счастью остаются для меня неизменными маяками среди океана жизни или вечными спутниками, как спутники у Юпитера — это и есть то, что имеет значение, ради чего можно жить, любить и творить. Однако, анализируя свое детство и последующее время, я заметил одну очень интересную особенность в окружающих меня людях… В различное время жизни, в различных городах, разные личности, которые были мне друзьями, знакомыми или просто случайные встречные, имели характерное сходство с теми, кто был неизменен в моей жизни. Другими словами люди, которые играли совершенно определённые, почти одни и те же роли, но в разные периоды времени, порой были похожи не только внешне, но совпадали по чувствам, которые к себе вызывали. При этом аналогичны были и жизненные эпизоды, связанные с ними. Некоторые были похожи друг на друга внешне, некоторых даже одинаково звали. Какой-нибудь из персонажей мог включать в себя сразу несколько предшествующих. Иногда возникало ощущение, будто я всю жизнь находился на сцене театра, где иногда менялись актёры, декорации и порой даже сам сюжет... Всё это создаёт очень странное отношение к миру, это место можно описать как очень родное и в то же самое время совершенно необъяснимое».

Но мы заглянули немного вперёд, пока повесть ведётся о времени, где парочка Кэтрин и Барни всё ещё вместе...

Необъяснимым будет и тот звонок, который он сделал на домашний телефон в родной город Кэтрин. Трубку снял её отец и подозвал дочь к телефону. Начался обычный разговор. Тут Барни взглянул в окно и увидел, как она прошла мимо по параллельной улице, в той же самой одежде, в которой была, когда он провожал её неделей раньше на поезд. Сказал об этом Кэтрин, она в ответ только рассмеялась, а Барни и сам понимал, что такого быть не может, ведь он разговаривал с ней по стационарному межгороду. Но ему показался странным её смех, он был не такой как обычно, и после этого они незаметно сменили тему разговора.

Чтобы обеспечить понимание этих чувств, воспользуемся специальным приёмом предварительного представления. Чуть позже в книге последует эпизод, как в раннем детстве Барни побежал от родителей на холм навстречу бродяге, который протянул ему комок карамелек. Этот случай по эмоциям можно сравнить со встречей с Дедом-«футболистом». Тот Незнакомец из раннего детства и этот Дед сыграли в его жизни очень похожие роли. Эта мысль станет понятнее в свое время, а именно — когда мы прочитаем описываемую историю подробнее. Хоть эти сцены происходили в разное время и в разных городах, то есть в совершенно других декорациях и с другими актёрами в виде зрителей, словом, Барни испытал схожие чувства — был растерян и почти одинаково. Всё это создаёт впечатление какой-то цикличности событий, разворачивающихся по спирали, затрагивая с каждым разом всё большее число нюансов и чувств. В этом повествовании мы ещё встретимся с подобными примерами и прочими совпадениями и сами проникнемся особенностью этого наблюдения.

Одна из версий такова, что в каждый конкретный момент времени мы можем существовать только в одной конкретной из множества реальностей. Хотя при этом, если обращаться к квантовой физике, элементарные частицы находятся сразу во множестве мест одновременно. Так вот, если допустить, что и мы сами в конкретный момент, это одна из точек зрения текущей реальности, то с течением времени мы оказываемся в различных реальностях благодаря смене своей точки зрения. И окружающие нас люди при этом вновь занимают соответствующие места в каждой из этих реальностях. Внимательный же наблюдатель способен провести параллели между всеми доступными ему мирами.

Исходя из этого, всегда существует возможность переместиться из одной реальности в другую. Поэтому то и советуют, что в случае неурядиц стоит учиться менять не сколько ситуацию, сколько свое отношение к ней. Убеждать или менять кого-либо не требуется, всё, что нужно, это лишь приобрести навык изменять свою внутреннюю картину мира на желаемую. Медитации для этого великолепно подходят. Таким образом можно будет пожинать плоды и получать подтверждения от физического мира, если всё сделать безупречно.

 

 

 

 

 

Лёд тронулся

 

На 96 дне в процессе творения своей реальности, Барни и попал в историю с дедушкой футболистом. Даже после анализа, то событие продолжало сильно его волновать. Парень был крайне заинтригован: очень явный отклик от мира. Ведь всё когда-то происходит в первый раз...

Придя в тот день домой, он решил заняться медитацией и около часа старался достичь особого состояния без мыслей. Обычно задумчивому Барни не так-то просто было успокоить свой ум, а сегодня это оказалось просто невозможно. Но в процессе безуспешных усилий вдруг получилось великолепно сконцентрироваться на том эпизоде. Постепенно до него стала доходить вся грандиозность произошедшего. Всё вместе было настолько глобальным для неподготовленного сознания, что на переваривание информации могли потребоваться годы, но поскольку парень ещё был «юнцом», он этого не учитывал. Ему хотелось всё и сразу.

Однако первое изменение не заставило себя долго ждать, все друзья и знакомые Барни старались понять, в чём причина разительных перемен с их другом. А причина была проста: Барни, заряжая окружающих уверенностью, стал заметно спокойнее и смелее относиться к разного рода событиям и ситуациям, потому что осознавал, что всё происходит по задуманному им плану. Никакие авторитеты отныне его особо не волновали. У него как бы появилась карта Мира, по которой он уверенно продвигался вперёд. И это вроде бы незатейливое преимущество, оказывало колоссальное впечатление на окружающих, и в особенности на тех, у кого пока ещё, не было подобного стержня.

Если бы Барни объяснил причину своей внутренней силы, большинство бы ничего не поняло, но некоторые, ради которых и стоит стараться, уловили бы суть, причём с полуслова. Это ведь как плацебо — таблетка от всех болезней, принцип работы которой основан на вере в её состав, который может на самом деле оказаться обыкновенным мелом. Только характеристики такой таблетки могут меняться в зависимости от конкретной потребности. Поэтому тем, у кого вера пока ещё не сильна, лучше не раскрывать о реальном составе такой таблетки, гораздо эффективнее будет озвучивать то, чем и насколько сильно она полезна…

Можно сказать, что только лишь получив доступ к этому источнику, даже не овладев ещё им в полной мере, он уже пользовался его плодами. Уверенное становление на путь саморазвития недаром называется началом. Это похоже на то, как будто бы продвинутая сущность самого Барни из будущего, уже созданная благодаря этому началу, теперь управляла событиями своего прошлого.

Однако, пока что «спустимся на землю», так как в намеченный день ничего такого не случилось, что могло бы быть в понимании Барни началом новой эры! Как говорится не везде и не всегда прямой путь самый короткий. И в данном случае путь представлял собой типичную для рассматриваемой вселенной загогулину.

На тот момент Кэтрин, естественно, забыла о назначенной дате сюрприза, потому что после этого было несчётное множество других разговоров, не касавшихся той темы. Но Барни знал, что рано или поздно ему придётся отдуваться за свои “нарушенные“ обещания.

Настроение у парня испортилось, прямо говоря, он разочаровался, стал более замкнутым и угрюмым. Такое настроение зачастую бывает у рыбака, у которого в последний момент срывается с крючка большая рыба. Но иногда его настроение спасала беседа с Колькой, младшим братом Пьера, с которым можно было подурачиться и забыть о спасении Мира! Колька в то время работал продавцом музыкальных компакт дисков, и Барни заходил к нему на работу, где они болтали и дурачились, потешаясь над различными ситуациями.

Колька увлекался китайской философией и здорово продвинулся на этом пути. Первое знакомство с Дзен и Дао он получил также через жёлтую книжку, подаренную Пьеру. Колька впитал в себя всю информацию как губка и был очень воодушевлён ею. Надо заметить, что этот парнишка за счёт природного углублённого восприятия был большим фантазёром и при этом самым впечатлительным из всех знакомых Барни. Видимо, поэтому они сразу очень хорошо поладили. Разговоры ребят со стороны показались бы очень странными, а то и вообще трудно было понять, о чём они толкуют…

Общались они не логическими умозаключениями, а скорее обсуждали общие образы эмоций, багаж которых время от времени пополняли совместным просмотром фильмов или наблюдая за жизненными ситуациями. К примеру, если в фильме звучала фраза, которая оставляла яркое впечатление, созданное настроением актёра и контекстом фильма, такая фраза вместе с мимикой после могла быть использована в беседе в качестве ответа в тему.

Так, к примеру, один раз, увидев издали Барни на автомобиле, Колька сказал своему коллеге, с которым они как раз покупали хот-доги, ту самую, всем известную фразу с точно скопированной интонацией: «наши люди... в булошную3 на такси не ездят». Коллега явно не смог сопоставить покупку хот-догов с этой фразой. Но объяснять наблюдения своего мира, Колька, как и Барни не привыкли. Зачастую, окружающие редко понимали подобные выходки, но ребят это заботило мало.

Такой манере вести себя Барни научился у братьев, которые очень в этом преуспели! Ведь помимо всего прочего братья были диджеями4, то есть людьми, профессия которых заключается в том, чтобы сводить различные музыкальные композиции в единое целое, в новое музыкальное пространство. По этой причине навыки запоминать отдельные звуковые композиции и использовать подходящую в нужный момент вырабатывались сами собой. Это наложило отпечаток и на манеру общения, только в данном случае в роли мелодий могло оказаться всё что угодно, начиная от жизненной ситуации и заканчивая эпизодом из мультика. Собранные таким образом материалы создавали некое пространство образов. Подобная манера общения требовала от собеседника знания всех задействованных произведений, поэтому, по возможности, в народе использовались только самые известные. И более того, для восприятия такой композиции, всегда играет огромное значение время и окружающая эмоциональная обстановка, которые и задают тон этой игре. Странно, но установив подобные взаимоотношения с окружающим миром, случайные люди, которые общались с Колькой, частенько попадали в ситуации, где просто невозможно было бы не заметить влияния этих произведений.

 

***

Как-то раз Колька пошёл ночью прогуляться, обычно он этого не делал, а сегодня вот приспичило... Нагулявшись по незнакомым дорогам города, миновав какой-то сквер, он направился обратно. Вдруг чья-то рука с явно недобрыми намерениями оттянула его кофту за ворот и тем самым оборвала привычный ход его мыслей. Это были два “молодца“, руководимые старшим «товарищем по «бизнесу»», который стоял чуть подальше в сторонке. Дело было в довольно мрачном местечке, чуть подальше светил фонарь, но его скудного света не хватало, чтобы рассмотреть их лица. Поэтому можно было видеть только силуэты, мелькающие на светлом фоне.

Колька хоть и не слышал, что ему говорили, потому что в ушах как всегда были наушники, но сразу же сообразил, что сейчас ему, вероятно, захотят бить морду. И не дожидаясь развития событий, выскользнул из захвата. Надо заметить, что регулярные тренировки по футболу со школьной скамьи хорошо сказались на его форме, добавили проворности, и поэтому он легко принялся бегать по свободному пятачку, избегая попыток его поймать. Со стороны это выглядело очень забавно и крайне нелепо для самих “рыцарей“ тьмы. Вся серьёзность этих ребят очень сильно пострадала ещё и потому, что совсем близко, из какого-то светленького окошка, громко играл забавный музыкальный проигрыш из мультфильма про циркача «Фунтика». Типичная музыка циркового приветствия: «Тут-тут ту-ру туруру ту-туру... тат-тат тада, тада-да та-да-да ...». Пожалуй, невозможно передать то чувство, которое могли испытывать “архаровцы“ и их молчаливый, внимательно следивший за происходящим “авторитет“. Концерт фигур на фоне света, продолжавшийся под звуки шороха, скрипа обуви и под забавное музыкальное сопровождение из окошка, продолжался ровно столько, что любому наблюдателю хватило бы времени понять всю нелепость ситуации. Тут их «босс», отчаянно выругавшись, резко сказал:

Да что вы его гоняете!? — с надрывом в голосе, явно непривычным...

Тут же шайка-лейка как по команде прильнула к главному, явно не понимая, как их угораздило так опростоволоситься. И эта троица горемык ещё долго продолжала стоять в гробовом молчании, глядя вслед уходящему от них Кольке. Из другого окошка, тем временем, как по заказу, начала звучать новая песенка и уже со словами:

«Потому что, потому что

Всех красивей и моложе,

Всех доверчивей и строже —

В этом мире доброта,

В этом мире доброта…»

Итак, даже если многим это покажется странным, но ситуации подобного рода случаются с людьми постоянно, если те настроены на определённую волну взаимодействия с миром. Просто волны эти бывают разные, и то, что одному кажется вполне обыденным, другому может показаться невероятным. Барни с Колькой очень хорошо ладили ещё и потому, что их взаимодействие с миром часто попадали в резонанс, усиливая общий отклик и вызывая безудержное веселье.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОЗЕРО

Здесь будет описан эпизод про пребывание людей в радостном расположении духа благодаря чистоте сознания и лёгкому отношению к жизни. Пропитавшись этими чувствами, можно и самому стать легче и чище в восприятии жизненных ситуаций. С этой целью и написан абзац — чтобы постараться передать знания напрямую, через факты…

 

Координаты по Времени жизни: 23 полных оборота Земли вокруг Солнца с момента физического рождения героя рассказа

 

Место: Русь матушка, город Батайск

Действующие персонажи:

Барни — герой рассказа

Колька — друг Барни.Кристи — просто продавщица арбузов

 

Как думаешь, Колька, если Солнце — это то, что даёт жизнь всем существам на земле, какого рода разумом оно обладает? — громко спросил Барни, т.к. им приходилось перекрикивать шум ветра, который с силой врывался в открытые окна мчащегося автомобиля.

Барни ничуть не удивило, что вместо ответа Колька откусил банан и начал не спеша жевать. Они оба очень хорошо знали, что тщательное пережёвывание для процесса усвоения пищи намного важнее, чем внезапное падение её в пищевод. Прожевав, Колька тихо проговорил:

Я думаю лучше спросить у него самого.

Барни ответил кивком и обратил внимание на то, что Солнце уже подходит к линии горизонта. Они остановились и вышли, встав босыми ногами на Землю, подошли к полю подсолнухов и вместе с ними принялись глядеть на ярко-оранжевый шар, наполняясь светлым теплом. На Солнце было приятно и легко смотреть открытыми глазами, но оно стремительно шло к линии горизонта и быстрее, чем бы этого хотелось — скрылось окончательно. Ребята поняли, что сегодня немного припоздали, и настроение у них изменилось. Они постояли немного в молчании, Колька посмотрел на подсолнухи, возле которых пришлось задержаться, и неожиданно спросил: «Интересно, а подсолнухи-то хоть с семечками?» Такой контраст мыслей был очень кстати, и они от души расхохотались.

Сев в машину, Барни сказал: «Лето заканчивается, поэтому хорошо бы взаимодействовать с водой почаще». Вот и сейчас они направлялись за город к карьеру, где добывают песок. Нужно заметить, что песок из здешних мест был очень хорош, на редкость чистого белого цвета и ценился очень высоко. Благодаря этому, со временем был вырыт огромный котлован, а из земли стали бить подземные ключи, которые его и заполнили. Таким образом, совместными усилиями природы и человека образовалось великолепное озеро родниковых вод.

Перед самым поворотом на озеро стоял старенький автомобиль с открытым багажником, полный арбузов и дынь. Женщина по имени Кристи, которая взвешивала и отпускала покупателям арбузы, сегодня не особо-то радовалась работе. Это было видно по её лицу, она со скучающим видом время от времени смотрела по сторонам. Барни остановился, подошёл к открытому багажнику и ничего не сказав, стал выбирать арбуз. На самом деле он не знал, по каким правилам это делается, но, тем не менее, усердствовал на свой лад. Он поднял арбуз, осмотрел со всех сторон и с большим напряжением на лице попробовал сжать его в руках. Таким образом он надеялся добиться характерного треска, как в мультфильме «Ну-Погоди». Кристи заинтересовалась этим малым, т.к. она давненько не встречала такого чудного усердия и чудного способа выбирать арбуз. Внезапно рядом образовался Колька и отчётливо произнёс:

Здравствуйте! — при этом улыбаясь, прямо излучая радость. Она почувствовала себя совсем иначе, чем до того, как будто её наполнила детская радость и добродушно улыбаясь, ответила:

Здравствуйте!

Тогда Колька спросил у Барни:

А ты-то хоть поздоровался?

Барни посмотрел на Кристи и, приветливо улыбаясь, дал понять, что просто ещё не успел этого сделать, произнёс:

Здравствуйте, я выбираю арбуз как бегемот из мультика «Ну-Погоди».

Услышав это, Кристи вспомнила мультфильм и радостно рассмеялась, ребята вторили её смеху. Добавляло масла в огонь их веселью то, что Барни по комплекции был всё-таки маловат для бегемота. Они долго посмеивались этой шутке, пока она не выпалила сквозь смех, что научит их выбирать арбузы. Объяснила теорию, которая гласит: чтобы выбрать спелый арбуз нужно постучать по нему и чем звонче будет звук, тем лучше будет и арбуз. Сразу после этого приступила к практике — стала простукивать арбузы щелбанами5, обращая внимание собеседников на различия звуков. Наконец один прозвучал особенно звонко на общем фоне, и она остановилась. Тогда Барни немедля взял этот арбуз и положил на весы, он оказался ровно на 48 рублей, это цифра ему чем-то понравилась. Отблагодарив Кристи, с беззаботным настроением они направились к машине.

Мгновенно перед их взором развернулась новая сцена: из-за поворота сельской дороги выехал автомобиль с открытым верхом. Он был серебристого цвета и остановился на красном свете светофора. В автомобиле сидело пятеро молодых людей, некоторые были в солнцезащитных очках, их сосредоточенные лица не выражали никаких эмоций. Каждый из них молча смотрел в свою сторону, и при этом всём у них в машине громко играла по-детски задорная музыка. Колька и Барни на мгновенье переглянулись, такой резкий контраст просто взорвал их безудержным смехом. И радостно продолжая смеяться, ребята сели в свою машину, Барни — за руль, а Колька на пассажирское кресло с арбузом в ногах, и они продолжили путь к озеру.

У того водоёма был просторный песчаный берег, удобный для горожан, отдыхающих от чрезмерно тёплой погоды. Маленькая бухточка естественным образом разделяла его на два пляжа. Один из этих пляжей был для посетителей с охраняемой, платной парковкой и торговыми шатрами. Этот «коммерческий пляж», в свою очередь, был ещё раз разделён деревянным заборчиком на две части. За этим заборчиком с одной стороны были лежаки и беседки, поэтому вход был платный, а на другой половине лежаков не было, но имелся причал, с которого можно было прыгать в воду. А пляж, который лежал через бухточку, считался диким, на нём не было ничего кроме просторного песчаного берега. На одном и на другом пляже обычно бывало одинаковое количество людей.

Но наши друзья приехали на место, где уже бывали раньше, оно находилось на противоположной стороне от обоих этих пляжей и было неприметным, т.к. большое расстояние всё изменяло до неузнаваемости. И если расположиться на одном из общественных пляжей, то их «секретное» место будет выглядеть как обрыв, у подножия которого густо растёт камыш. Тем же, кто решался туда проникнуть, предстояло преодолеть крутой склон метров десяти в высоту, но так же был и очень удобный спуск — вырезанные в спрессованной временем песчано-глинистой почве ступеньки, ведущие к закрытой от глаз полянке. Там росла трава и два молодых деревца, которые создавали немного уютной тени. Прибрежные камыши, закрывающие всю эту картину, давали просвет наподобие тоннеля и возможность зайти в воду по песчаному дну. Вода в водоёме всегда радовала взгляд, была прозрачной с бирюзовым оттенком и прохладной, несмотря на жаркую погоду.

Спустившись, Колька снял майку и с добрым замахом бросил арбуз в воду, тот, пролетев метра два, с глубинным всплеском устремился ко дну. Ребята затаили дыхание в надежде, что арбуз не разобьётся об дно и не всплывёт к поверхности в виде «готового десерта». Через несколько мгновений арбуз всплыл и осчастливил ребят тем, что остался цел, и продолжил свободное плавание, охлаждаясь и поблёскивая в воде. Колька нырнул в воду и погрёб, чуть позже вслед за ним вошёл и Барни.

Взаимодействие с водой всегда было для ребят долгожданным событием, оно мгновенно и очень мягко изменяло их состояние до неузнаваемости. Сразу после погружения, полностью доверившись воде, так же как младенец доверяет матери, ребята подчас начинали безудержно смеяться или просто плавали, улыбаясь нежно щекочущим ощущениям внутри головы. Подобные ощущения можно сравнить с чувством, которое в мгновенье возникает прямо перед радостным смехом.

Глубина в этом месте начиналась очень резко, поэтому Колька, зайдя чуть выше колен, смело нырнул в воду. Барни же не был в настроении резко менять свое состояние, поэтому стал заходить потихоньку, глядя на безмятежно уплывающего Кольку. Они не спеша отплыли метров на двадцать от берега и задержались над толщей воды. Тут весело хохоча, они подплыли друг к другу и, удачно оттолкнувшись ногами, разъехались по глади воды в разные стороны. После этого Колька продолжил лежать на воде, слегка поддерживая себя на поверхности. А Барни начал кружиться и плескаться как ребёнок с улыбкой до ушей и хаотично плавал в разные стороны. Наплававшись вдоволь, они погребли к берегу и довольные, предвкушая, вытащили на берег арбуз, и тут же приступили к трапезе.

Как только Барни дотронулся кончиком ножа до арбуза, раздался хруст арбузной корки, тот треснул пополам, показывая свою зрелость. Ребята очень воодушевились, стали оживлённо беседовать и искать в памяти похожие случаи, постепенно пришли к выводу, что такой спелости они пока не встречали. Аромат молодого свежего арбуза в этот момент был самым приятным из всех запахов, существующих на земле. И тогда в душе благодарные продавщице ребята принялись очень тщательно пережёвывать мякоть, иногда даже вместе с косточками, радуясь происходящему всё больше и больше.

Тут Колька опять начал смеяться… А Барни, улыбаясь, с недоумением спросил:

Чего ты смеёшься?

Колька от этого вопроса рассмеялся ещё больше и выдавил из себя:

Ты как будто прикалываешься…

Добавляло масла в огонь ещё и то, что Барни сам начал недоуменно хихикать, поспешно пытаясь понять причину его смеха. Колька смеялся и смеялся, тут и Барни расхохотался — до него допёрло, что за музыка доносилась с пляжа вдали, в ней были слышны ещё и слова:

«…Ах, время, время, времечко…

жизнь не проходит зря,

<пауза>

трамвайчик…

<пауза>

Пятёрочка —

<пауза>

вези в Черёмушки меня…»

Песня и была причиной смеха Кольки, который очень остро реагировал на разную неожиданную музыку, и особенно на слова, звучавшие в общественных местах. В данном случае смысл песни настолько контрастировал с их настроением, что, смеясь, они начали поспешно одеваться. Арбузные шкорки6 они не стали забирать с собой, а забросили подальше в кушери7, для насекомых. Полиэтиленовые пакеты, которые, к сожалению, валялись тут и там, они собрали и отнесли в машину, чтобы выкинуть в мусорный бак, тем самым совершая осознанный поступок, благодаря это место за гостеприимство. Пусть было сделано не так много, как того бы хотелось глазам, но ведь «что-то всегда больше чем ничего»!

После озера настроение всегда умиротворенное, и тело чувствует себя расслабленным — в общем, очень приятное состояние, которое желаешь сохранить подольше. На улице уже стало совсем темно, и путь домой был похож на безконечное8 мерцание, так как оживлённая трасса вспыхивала огнями фар автомобилей, двигающихся навстречу. «Кто-то куда-то оживлённо ехал, причём ещё и в противоположную сторону» — эта мысль в тот момент промелькнула у обоих. Успокаивало то, что на попутной стороне, как будто вопреки встречному потоку, ехало множество путешественников, и это помогало ребятам следить за дорогой. Видимо, тут можно было сделать логичный вывод: в темноте, удобнее иметь побольше попутчиков.

 

Могилы Эфира разграблены были,

Грязные орки с лихвой постарались,

 

В одной из комнат нашёл он пергамент,

Из которого ясно, откуда наш враг.

 

Этот остров чёрного цвета

Был брошен внезапно на севере Брайда.

 

Рыцари Ордена покинули место,

Много лет назад уже это случилось.

 

В штаб и столицу вражья

Теперь оно превратилось.

 

Тот рыцарь в регионе Армины

Говорил ему что-то об этом.

 

Враг захватил нескольких пленных

И самого паладина, что Германом звался.

 

Воин мог найти их в этих темницах.

И они всё расскажут о том, что случилось.

 

*

«Среди гор Загороса

Есть озеро Карун,

 

В середине него

Расположен сей остров.

 

Сторожевая крепость стоит здесь с древних времëн,

Строили её для общего дела,

 

Для королевств она слыла горным мостом

Сквозь пустыню, их разделявшую.

 

Эта крепость на протяжении многих столетий

Для рыцарей бравых бастионом была

 

Загра — страна сурова и опасна

Контроль над неймы потеряли.

 

А как рыцари покинули данную крепость,

Так и путь был закрыт для общей торговли,

 

И память о нём увядала так скоро

Как у людей исчезают секунды в мечтаниях».

*

 

Карта нашлась хоть и испачкана орком,

Воину чётко она путь указала,

 

Который привёл

Через горы прямо к месту.

 

Воин остров увидел, а к нему переправу

Здесь всё его как будто бы ждало.

 

Раздвижные мосты перед ним опускались,

А открытые двери его пропускали.

 

Нежить иногда здесь появлялась,

Но трофейный меч королевы её сокрушал.

 

Длинный меч его висел за спиною,

Мечом одноручным он пока управлялся.

 

Тем, что нашёл у самой королевы,

Его испытать ему сильно хотелось.

 

На острове этом и дракон обитал,

Он иногда взмывал в поднебесье.

 

Воину не было дел до него

Да и дракон был к нему безразличен

 

Здесь воин своих найти собирался,

А также вражьë устранить в этом месте.

 

Природа прекрасно здесь всë рисовала:

Озеро синее с лëгким туманом,

 

Запах прохлады и раннего утра,

Всплески воды и ветреный гул.

 

Крепость из камня жëлтого цвета

На скальном фундаменте стоит величаво,

 

Воин идëт, сей форт зачищая,

Уничтожая опору злобного царства.

 

До каминного зала герой вскоре добрался,

Там флаг бирюзового цвета виднелся.

 

На нём, он увидел был щит нарисован,

Кленовый лист на щите красовался.

 

Голова муравья в том листе в середине

Странным знаком ему показалась.

 

Дальше отправился путник отважный,

Нашёл он и вход, в темницы, сокрытый.

 

В одном из коридоров начала подвала

Увидел он рукотворное диво.

 

Бассейн из лавы бурлящей изрядно

Был источником красного света.

 

В него стекала вода, и пар поднимался,

Он уходил в помещение слева,

 

Там стеллажи для любителей бани

Природным теплом были нагреты.

 

В другом коридоре за другою стеною

Был бассейн с родниковой водою.

 

Родники пополняли его из каменных труб

И уходили по стоку, где в лаву сливались.

 

Оценив красоту и гармонию места,

Воин отправился на поиски пленных.

 

В другой части крепости они оказались,

За решётками камер лежали и спали.

 

Ключник в тёмных доспехах ему повстречался

Тот, что был рыцарем ещё в прошлой жизни

 

После смерти же он прислуживал злу,

Поэтому был уничтожен на месте.

 

Поднял воин бравый с пола ключи,

И ими открыл камеры пленных,

 

Но нужного лорда здесь не было видно,

Значит, не здесь его заточили.

 

Наверх пошёл воин, прямо в их башню,

Что-то его позвало туда.

 

По пути открывая все новые двери,

Которые были ему интересны.

 

И вот он в палаты большие зашëл,

Там были стены, что хранили былое.

 

На них и рисунки событий имелись,

И разъяснения в руническом стиле.

 

Здесь история павшего воина,

«Войны меча» героя легенда.

 

Фрески рассказывают о возвращении зла

И о мече от богини, как единственной силе.

 

Эта сила способна опрокинуть сей натиск,

Ведь это и есть основная задача.

 

Дословно это звучало подробнее,

Имена и детали широко освещая:

 

«Князь Любомир пленив врага своего,

оставил мир яви из-за опаснейших ран,

 

Которые он получил в том сражении,

И сейчас же отправился к предкам своим.

 

Друзья отнесли его явное тело

В храм Богини великой на погребальный костëр,

 

Неподалёку от алтаря,

Там и меч положили.

 

Там же под действием божественных сил,

Проявились драгоценные камни

 

Их было четыре: Белый Опал, Янтарь формы овальной,

Чëрный Обсидиан и Аквамарин.

 

Каждый из друзей, которых тоже четыре,

Взял камень с собой, чтоб секрет их хранить.

 

Но решили они оставить и знаки,

Давая возможность этот Меч возвратить

 

Лишь он поможет молодцу удалому

Исток зла вырвать с корнем из мироздания».

 

Внял воин легенде

И двинулся дальше.

 

Вверх по лестнице в башню,

проложен был путь.

 

На самом верху он демона встретил,

Который исчезал и огонь извергал.

 

Тот громко шумел

Своим ртом безобразным,

 

Его огонь обжигал, исчезновения мешали,

И воин протыкал пустоту очень часто.

 

Но всё же клинок королевы Аиши

Ударом удачным сразил горемыку.

 

Ведь демону, чтобы ударить героя,

Нужно было обретать свою твëрдость.

 

И этого момента воин дождался,

Клинок опуская туда, где он появился.

 

Эот демон однако лишь прихвостнем был,

Своего господина который рядом скрывался.

 

 

 

 

 

Господин этот могучим себя ощущая,

Вдруг показался и невпопад стал вещать:

 

*

«Бог мой, какой же лакомый кусочек,

Кто ты такой — герой или видение?

 

Или пища для моих чертей,

Или помощник для моих рабов,

 

Или же игрушка для моей армии?

Выбирай своë место».

 

С этими словами

Появился весь красный,

 

Рогатый с шипами

Со щитом ото лба до колен.

 

Человекообразный и с пикой в руке,

Небрежно шагал он, шум издавая.

 

Оружие и щит его красным светились,

Колдовские вибрации вокруг ощущались.

 

Воин стал бить по этому монстру,

Иногда по щиту того попадая.

 

Но щит его был заколдован особо,

И силы у воина так отбирались.

 

Поэтому воину изловчиться пришлось

И делать удары, щит огибая.

 

Но монстр клюкой доставал тогда воина

И ранил шипами заклятыми тоже

 

Так бились они, почти не чувствуя боли,

Монстр от зла, а воин от воли.

 

Но воля сломила зло монстра в итоге,

И воин достал своё зелье живое.

 

Прилетел тут дракон,

Что вокруг ошивался.

 

Монстр запрыгнул на спину ему,

И они улетели из этого форта.

 

Воин запомнил слова негодяя,

Который сказал напоследок такое:

 

«Мы ещë встретимся, и будет со мною

Кто-то могущественнее меня и тебя».

*

 

Итак, враг сбежал,

Малигин — некромантии создание.

 

Ещё одним слугой тот оказался,

Ещё один раб — посланник силы могучей.

 

Их иерархия была безконечной,

Он уж устал в ней разбираться.

 

Однако лорд Герман паладин Тельхалафа

Не найден среди заключëнных в той башне.

 

Но свидетельства есть, что держат его

В Шантарураме — крепости орков.


Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

 

 

 

 

 

 

заметка на полях:

Хотите верьте, хотите не верьте, но новая эра к моменту завершения этой писанины, всё же наступила. Ведь если вспомнить мысль которую Барни решил материализовать, то основные моменты в ней были следующие: во первых это телепатическая связь всех людей, с целью их совместного созидания в гармонии с высшим разумом. На текущий момент эта связь организована по средству интернета, а высший разум уже существует в зародыше ИИ (искусственного интеллекта). Естественно это создано лишь для того, чтобы человечество начало гармонично развиваться в том числе и в нравственном плане. Это лишь плацдарм, который необходимо было создать. После чего на мой взгляд только и возможно созидание великолепных миров, ограниченных лишь развитым воображением новых творцов. В этот раз получилось почти точно так же, как и всегда, устав на пути материализации чего-то нового я просто обнаружил, что это уже давно было или как минимум всё к этому давно шло...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

ЛУНА

 

Первая встреча с непознанным и необъяснимым не заставила себя долго ждать. События набирали обороты с такой постоянной интенсивностью, что порою казалось, у них не может быть какого-либо логического завершения. Цепочка этих событий складывалась и росла, как слепленный чьей-нибудь рукой снежок, пущенный по склону снежной горы. Такой снежок очень быстро превращается в огромный шар, способный породить мощную снежную лавину. А лавина, как известно, способна расти и крепнуть с немыслимой скоростью. Но всё начиналось довольно просто, и сейчас я расскажу про то, как был слеплен первый маленький снежок.

Явные акценты при этом расставлять не буду, поскольку для разных читателей, как показывает практика, важны разные вещи. Для автора же ключевыми в этой истории будут два события: это встреча с бродягой, а также с верблюдами и медведем... К этим-то событиям и подводит нынешняя глава. После упомянутых встреч самым важным для анализа будет грядущая перемена в отношениях Барни с родителями.

Эти события оказали заметное влияние на формирование эмоционального мира. Безсознательные1, инстинктивные, рефлекторные проявления, всё, что закладывается в детстве: привычки, непосредственное отношение к миру и адаптация в нём, эмоциональное восприятие. Внимание на этапе дошкольного образования специально усиливается через образы, которые вызваны особыми эпизодами — о них речь пойдёт дальше.

 

Координаты по Времени жизни: четвёртый оборот Земли вокруг Солнца с момента физического рождения героя рассказа

Место: Русь-матушка, город Иркутск

 

Действующие персонажи:

Родители Барни — общая информация

Барни — герой рассказа

Панчо и Джон — два родных брата, первые друзья Барни

Сэнди — мальчик, как считается, с отклонениями, некоторые подобные случаи называют аутизмом

Одинокая женщина — соседка, в комнате которой всегда имелись абрикосовые косточки

Бродяга — первый странный персонаж на жизненном пути Барни

**

Как и все дети молодых и красивых, интеллигентных родителей, трёхлетний мальчик был весьма обаятелен. Этим волшебным свойством отличаются дети, чьи большие голубые глазёнки доверчиво и с любовью смотрят на каждого, кто попадает в пространство их внимания. Такие дети заражают своей искренностью, по-детски чистой откровенностью любого, кому доводится встретиться с ними взглядом. Благодаря светло-русым волосам цвета пшеницыво время сбора урожая, у Барни появилось домашнее прозвище Пшеничка. Вообще в раннем детстве Барни был очень общительным мальчиком. Его родители, молодые специалисты, только что окончили институт, отправились по распределению в Иркутск. Им выдали комнату в общежитии, и спустя некоторое время, как и полагалось, малыш появился на свет.

В том общежитии в основном и жили молодые специалисты из разных уголков страны. У многих всё ещё сохранялись привычки студенческих лет, поэтому веселья и прыти хватало за глаза. Естественно, в такой среде у ребёнка было раздолье для развития детского сознания, ведь общаясь с соседями, заходя в разные комнаты, он по сути совершал невероятные путешествия в безконечно2 разные миры и погружался в них легко и свободно, даже не осознавая, что бывает как-то иначе.

Напротив комнаты Барни жили его первые два лучших друга, братья Панчо и Джон. Джон был ровесником Барни, а Панчо младше их на целый год, поэтому частенько становился объектом для подтрунивания!

Джон был первым ребёнком и тоже в молодой семье, по сравнению с младшим братом отличался особой серьёзностью. Создавалось впечатление, что парень с раннего детства знал, что ему нужно и не утруждал себя поисками каких-либо дополнительных развлечений. Все игры и ситуации, в которых он оказывался, приходили извне и обрабатывались им ровно настолько, насколько это ему требовалось вот сейчас. Поэтому эмоции ребёнка не могли завести его куда-нибудь не туда. Джон был уравновешен и просто не воспринимал ситуации, которые могли бы это равновесие пошатнуть. Взрослые его любили и заботились, как и обо всех малышах общежития, но сам он большинство из них даже не различал по лицам, особенно тех, кто не представлял для него какого-либо конкретного интереса. Зато Джон очень хорошо знал своего лучшего друга Барни, который и был для него надёжным источником приключений. Знал он и своего брата Панчо, с которым, понятное дело, приходилось взаимодействовать, своих родителей, родителей Барни и почему-то вахтёршу на проходной, бабу Стешу. Это все, кто его каким-либо образом интересовал. Говоря иначе, их слова или действия находили в мальчике отклик в моменты контактов.

На самом деле такого круга знакомств было более чем достаточно для столь раннего возраста. Можно сказать, это был вполне разумный подход. Хоть с остальными людьми общаться и приходилось, но они не задерживались в памяти Джона, потому что оставались малозначительным эпизодом, не требующим расхода эмоциональных ресурсов для обработки данных. Видимо, по законам вселенского равновесия, эти люди относились к Джону вполне симметрично. И поэтому общение с прочими людьми было очень поверхностным, никакой изобретательности. Джон целиком и полностью был предоставлен самому себе, своему небольшому миру и ближайшему окружению. При этом был полной противоположностью любознательному, общительному, привыкшему целиком и полностью путешествовать в миры других людей Барни.

Другой его товарищ Панчо, в смысле младший брат, хоть и отставал от остальных в компании ростом, но при этом был больше всех в ширину. Скорее всего, это потому, что на удивление всего общежития, он умудрялся съедать неимоверное количество сладостей. Скушать в одиночку чей-нибудь праздничный торт, рассчитанный на несколько взрослых людей, для него было обычным делом. Его всерьёз остерегались и прятали лакомства повыше... А вот Джона и Барни, стоит заметить, не особо интересовали конфеты и сласти. Поэтому Панчо с честью и достоинством занимал свободную нишу, практически не имея прямых конкурентов. При этом он был очень изобретателен в способах добраться до желаемого лакомства и был очень внимателен, обладал редкостной памятью на такие вещи. Панчо использовал любые ухищрения, чтобы осуществить задуманное. Например, когда ему ещё не было трёх лет, если он примечал у кого-то в гостях что-нибудь из приятно пахнущей сдобы, то притворялся спящим. Таким образом спокойно дожидался, когда все уйдут из комнаты и безпрепятственно3 добивался своего. Он прекрасно понимал общее настроение людей и пользовался своим статусом карапуза, которому всё сходит с рук.

Надо заметить, естественные ограничители всё же оставались. В тот период это были высокие холодильники и шкафы, на которые он при всём желании просто не смог бы забраться. Так и повелось, что страх высоты для него был сдерживающим фактором. Ибо всё «вкусное», что находилось в пределах его досягаемости, могло нанести ему вред. Он не раз пугал родителей, когда валялся на кроватке с перепачканной кремом или безе физиономией, охая от боли в переполненном животе. А когда выяснялось, сколько было им съедено, взрослые начинали серьёзно опасаться за его здоровье. Поэтому, как только Панчо заходил в чью-либо комнату, все сласти постепенно начинали «набирать высоту» жители общежития искренне заботились о сладкоежке.

За одной из соседних дверей жила женщина с семилетним сыном. Мальчика звали Сэнди, и считалось, что у него были отклонения в психике: в частности, он не мог внятно разговаривать и был очень замкнут. Барни в то время не знал этого и с удовольствием заходил к ним в гости, где они разговаривали, играли и прекрасно понимали друг друга, чем безмерно удивляли взрослых. У Сэнди же была необыкновенная страсть к собиранию всяких железных механизмов, в частности, щеколд и шпингалетов от дверей. Наш Барни никак не мог понять для чего нужны эти штучки. Сэнди объяснял ему всё на свой лад, показывая, что они для «отпускания щелбанов». Был один козырный шпингалет с кнопкой, нажав на которую во взведённом режиме можно было влепить идеальный щелбан отработавшей пружиной. Другие механические, обычные шпингалеты тоже можно было применять для этих целей, но тогда уже необходимо было всё проделывать руками. Помимо того, Сэнди научил Барни кататься на верёвочной качели «тарзанке»4, держась одними руками за перекладину, хоть для Барни, по идее, это было ещё рановато. Но свежий навык, который тогда представлялся не особо значительным, в итоге оказался очень полезным, а само взаимодействие было довольно странным, если смотреть на него сквозь призму лет. Хотя именно этому моменту ещё будет дополнительно уделено внимание в следующей главе рассказа.

На втором этаже общежития жила одинокая женщина, у которой не было детей. Барни любил приходить и к ней. Она всегда очень радовалась их встречам. Там дети по установившейся традиции доставали из-под шкафа коробку с абрикосовыми косточками. Затем раскалывали их молоточком и кушали вкусные орешки. А вообще у Барни практически всегда была шишка с кедровыми орешками в руках, он их очень любил есть. Такая шишка стала его атрибутом, редко его можно было увидеть без неё.

На том же этаже жили две молодые девушки, которые в первый раз и напугали Барни рассказами про бабаев5, а также про льва, живущего на чердаке. Нужно заметить, они долго и упорно старались поселить в безстрашное6 создание каплю страха. Делали они это методично при каждом удобном случае, когда любопытный Барни встречал их в коридорах общежития. В итоге девушки добились своего, вызвав тем самым недовольство родителей Барни, ведь после этого у них прибавилось забот приходилось придумывать успокоительные истории. Поскольку его родители относились к прогрессивной молодёжи, они сознательно старались уберечь ребёнка от лишних страхов и никогда не применяли методы глупого и надуманного устрашения. Таким образом, им и самим было легче управляться с Барни, можно было оставлять его одного когда угодно. Вот почему они были возмущены таким поступком недалёких девчонок, которые создали им трудности на ровном месте.

Однако после рассказов девиц Барни с Панчо и Джоном, вооружившись новыми «знаниями», специально ходили вместе побояться в ставшие страшными тёмные коридоры общежития. Также они начали лазить на пожарную лестницу, сваренную из арматуры, приделанную к торцу здания. За эти проделки их очень ругали родители.

Барни с Джоном всегда смеялись над Панчо за то, что он был толстеньким и неуклюжим, к тому же он боялся лазить вместе с ними на ту лестницу. Они теперь точно знали, что если лев спустится с чердака, то Панчо не поздоровится. Тогда от безысходности младший плакал и жаловался на них взрослым.

Конечно же, льва на чердаке «скорее всего» не было, да и от куда ему там было взяться в каком-то северном общежитии. Просто после россказней и страшилок от барышень трёхлетнему Барни приснился сон про непоседливого льва на чердаке, который был зол, и его действительно следовало опасаться. Рассказав всем про льва, как про что-то реальное, Барни сам искренне поверил, что зверь реальный. И никто, видя такую ярую уверенность паренька, даже и думать не думал его переубеждать, приняли это всё за очередную игру детского воображения. Поэтому-то Панчо, ощущая настолько реальную угрозу, после неудачных попыток залезть на лестницу стал побаивался за свою шкуру. Вот он и рассказывал взрослым про их проделки от досады и в надежде хоть на чью-то поддержку и похвалу... Но один раз за ябедничество Барни и Джон устроили ему «контрастный душик7». Другими словами, они вдвоем залезли на подоконник, а Панчо, пытаясь залезть за ними, оказался в невыгодном положении, и они, хохоча, принялись поливать его переработанным чайком из своих дежурных «пожарных шлангов»… За это их, конечно же, отругали, но они никогда не думали о том, что будет дальше, когда находились целиком и полностью в игре! Да и сами мальчики довольно просто и бездумно принимали всё происходящее естественным образом, играя роли в играх.

 

**

У отца Барни в тот период было много разных хобби и увлечений, а именно: он любил рисовать, вырезать фигурки из дерева и делать из гипса разные маски. Благодаря этому он слыл мастером на все руки.

Как-то раз отважную троицу детей оставили дома без взрослых: просто их родители ушли на одну из пати8 того времени. Ребят оставили в комнате Барни, и поэтому они без труда нашли масляные краски в свинцовых тубах и принялись раскрашивать всё, что попадалось под руку, в том числе и друг друга. Увлекшись этим занятием, мальчишки напрочь забыли о времени. Всё вокруг было в масляных красках: ковёр, шифоньер, диван, холодильник, кассетный магнитофон «Радуга» и даже чёрно-белый телевизор. Это было настоящим произведением искусства, большие шлепки краски, размазанные детскими ручонками в хаотичном порядке зрелище довольно яркое... Вдобавок ко всему, ребятам очень понравилось играть в индейцев, они как-то посмотрели на досуге по телевизору какой-то фильм... В ход даже пошло лезвие от бритвы, которым Панчо случайно порезал левую щёку Барни, потому что они ещё не знали, как это бывает. Боли почему-то не было, слёз тоже. Кровь быстро свернулась и запеклась, а ребята продолжали свою игру, но лезвия больше не трогали. Тут-то они словно проснулись, так как услышали приближающие по коридору шаги шумной компании, это были их родители.

Барни, будучи хозяином комнаты, первым вернулся в реальный мир и понял, что их поругают за такие проделки, если конечно найдут. И тогда, недолго думая, он взял на себя ответственность вождя, поскольку гордился боевыми шрамами, и спрятался вместе со «своей группой» в своей спальне, отгороженной шифоньером и занавеской от общей комнаты. Там их было совсем не видно и даже не слышно, ведь они приняли для этого все соответствующие меры. Стоя втроём в детской кроватке, «индейцы», затаив дыхание, молчали, не издавая звуков. Какое-то время они были очень довольны, что так здорово всё придумали со своим «исчезновением». Тем временем, как только двери в комнату открылись, шум и веселье, доносившее мгновением раньше, полностью стих...

Ребята насторожились, неужто их найдут, подумали они, что тогда делать? Такие были мысли у братьев, а Барни стал слушать шаги, прикидывая, где могут находиться идущие. Спустя «безконечное» мгновенье занавеска отодвинулась, и перед зрителями предстала волшебная троица в образе раскрашенных «индейцев», которые гордо смотрели в глаза задумчивому отцу Барни. Задумчивость хоть и довольно молодых, но уже достаточно взрослых людей можно было понять. Если учитывать общую картину, которая перед ними предстала сразу после открывания двери. Пребывать при этом в расслабленном и шутливом расположении духа, оставалось не долго.

Первое, что они увидели пустую комнату и ковёр, раскрашенный всеми цветами радуги, с разбросанными на нём свинцовыми тюбиками и разными игрушками. Одного этого хватило, чтобы поменять настроение, как меняется состояние, если на спящего человека вылить стакан холодной воды… Каждая последующая деталь всё больше и глубже погружала компанию в новое для них состояние необычайной реальности. Холодильник с ярким фиолетовым пятном со следами детских рук выглядел очень эффектно, как, впрочем, и диван, небрежно забросанный всякой всячиной и щедро залитый красками. Один только сладковато-густой запах красок при тёплом свете жёлтой лампочки и странная тишина придавали зрелищу силу. Получаемые впечатления от сего зрелища выходившего далеко за рамки обычных жизненных картин того времени, были в диковинку. Но маленькая деталь в виде раскрытых лезвий в центре комнаты резко изменила смысл картинки, заставила взрослых судорожно забегать по комнате, а потом заглянуть за занавеску в комнатку Барни. Там-то их и ждал неописуемый по накалу эмоций финал и довольно продолжительная немая сцена. Что именно они там увидели, описать не представляется возможным, но этот эпизод надолго остался в памяти у всего общежития, и время от времени всплывал в разговорах.

**

Здание общежития находилось перед холмом. Гуляя с мамой и папой во дворе, Барни стремительно побежал на этот холм навстречу идущему человеку. Родители ничего не могли поделать с этим порывом, потому что сын просто проигнорировал их в тот момент. Добежав до человека, который по всем социальным нормам являлся «бродягой», Барни увидел его добродушную улыбку и молча протянутый комок карамелек. В этот момент Барни оглянулся на громко звавших его родителей сверху они казались маленькими и звуки их голосов доносились неясно. С этого ракурса у него возникло очень странное чувство, будто мама и папа тоже были дети, а этот незнакомец, которого как показалось Барни, он давно знал, был уже взрослым. Довольно не обычные мысли для трёхлетнего ребёнка . Ведь для детей, и для Барни в частности, родители всегда были самыми взрослыми, а потому самыми умными и лучшими. Вернувшись к родителям, он выслушал их причитания по поводу непослушания и назидание, чтобы больше не убегал… Однако Барни и так был удивлён и сильно растерян. Точно так же, как в далёком будущем, при встрече с дедом Футболистом.

Стоит заметить, что странная череда событий с точки зрения обыкновенной логики следовала за Барни по пятам. Но не все эпизоды удалось зафиксировать . Те же из происшествий, что поддаются хоть какому-то объяснению и достойны внимания, оказались в списке. И этот список с хаотичной последовательностью предлагается в этом рассказе.

Как-то ночью Барни проснулся и пошёл по обыкновению на горшок… Накануне кто-то рассказал ему, что дрова для отопления привозят на верблюдах и, конечно же, это было им принято за чистую монету. Усевшись , маленький Барни увидел, что их комната простирается очень далеко и имеет продолжение в виде песчаных дюн. Был вечер, и песок отражал синевато-фиолетовый цвет неба, но больше всего выделялись на этом пейзаже безмолвно стоящие верблюды. Видимо, они привезли дрова, подумалось ему сначала. Барни явно не понимал и даже не догадывался, что этого быть «не может». Забыв о своих делах на горшке, он подошёл к ближайшему верблюду и прикоснулся ладошкой к его боку, к прохладной и жёсткой шерсти… Верблюд при этом безмолвно стоял, никак не реагируя, продолжая жевать. Дров при верблюде не было, не было и погонщика, поэтому у ребёнка появились вопросы, на которые некому было ответить. Барни, резко отдёрнув руку, помчался в постель к родителям и улёгся между ними, там он сразу почувствовав себя в тепле и безопасности, но это продолжалось недолго. Что-то тяжёлое и мохнатое стало медленно наползать на одеяло, начиная путь от ступней ног. Это продолжалось до тех пор, пока тяжесть не стала совсем невыносимой, его вдруг «вдавило» в глубокий сон без сновидений.

Однако, когда утром все проснулись, родители в разговоре между собой были чем-то очень раздражены и совсем не слушали рассказы болтливого Барни, который буквально тараторил, что они, мол, ругаются из-за медведя так он понял свои ночные приключения. Но его никто не слушал, да это и понятно, кто из молодых людей с утра будет слушать слова ребёнка про то, что ночью приходил «медведь», который и был всему виной… И через короткий промежуток времени по возникновению объективной причины переезда в другой город на время обустройства, родителям пришлось оставить Барни на воспитание у бабушки с дедушкой в Ростовской области. Так Барни и уехал из родного общежития на новое место, к родным бабушке и дедушке, даже не догадываясь, что пробудет там пол года без мамы и папы . Но об этом времени со всеми его приключениями, мы ещё узнаем, т.к. путешествия в прошлое необходимы нам лишь для более ясного понимания настоящего...

В предыдущем абзаце просматривается интересная связь «сна» или в том конкретном случае, скорее, даже не сна, а какого-то необычного переживания реальности Барни и последующих событий. Стоит отметить, что зачастую такая взаимосвязь это скорее закономерность, чем случайность. И в этом мы ещё успеем убедиться.

 

**

Из этой поры мы стремительно пропутешествуем далеко вперёд и увидим следующий виток действительности. Ведь известно, что для нашего подсознания всё становится ясно гораздо раньше, чем нам может показаться. Сейчас нам нужно просто двигаться дальше.

-------------------------

Координаты по Времени жизни: 25 полных оборота Земли вокруг Солнца с момента физического рождения героя рассказа

 

Место: Русь матушка, город Батайск

 

Действующие персонажи:

Барни — герой рассказа

Пьер и Колька — два родных брата, друзья Барни

Танчик — муж двоюродной сестры Барни

Дедушка молочник — случайное лицо

Приехав домой, Барни принялся готовить вечернее молоко, которое ему досталось нынче утром от дедушки-молочника в обмен на помидоры. Фрукты и овощи являются совершенными носителями солнечной энергии, а молоко, как можно выяснить из источников того периода, было представителем лунной энергии в чистом виде.

Кстати, если взору попадаются фруктовые деревья, не пользующиеся спросом, то лучше будет уравновесить это несоответствие и собрать урожай. В этом деле Барни уже стал мастером. Там, где он жил, часто получалось лакомиться фруктами с богатых на урожай деревьев. Как известно, помидоры на деревьях не растут, поэтому стоит кратко рассказать о том, как они появились у Барни.

Довольно интересной силой является парень по имени Танчик, основательный во всём человек, но иногда немного вспыльчивый, видимо, временами давала о себе знать его кавказская натура. Барни обратил внимание, какие огромные и сильные помидоры растут у Танчика, и их было довольно много. Дело в том, что они очень хорошо разрослись благодаря основательному и методичному поливу. И их вырастало намного больше, чем Танчик мог съедать. Поняв, что большая часть помидоров может пропасть, Танчик предложил Барни набрать их себе. В это время по разным причинам часть продуктов Барни сознательно не включал в рацион. Другие же наоборот были в приоритете, а некоторые даже под запретом. Помидоры в то время как раз оказались среди тех, что под запретом, но всё равно не хотелось, чтоб они пропали. Под запретом они оказались не по каким-то конкретным причинам, а скорее по идейным соображениям. Так что Барни собрал огромные пакеты, даже ещё не зная, что будет с ними делать. Когда начинаешь экспериментировать с энергиями и их носителями, обычно дело доходит и до питания.

Работа по очищению сознания в то время приобрела форму сознательного выбора продуктов, которыми он питался. Пожалуй, все через это проходят, как через промежуточный этап в понимании происходящего. Однако через некоторое время, имея два огромных пакета помидоров на руках, он вдруг сообразил, что их можно попробовать обменять на рынке на любой другой продукт, например, на домашнее молоко. Встав утром пораньше, он пришёл на рынок. Увидев добродушного дедушку с несколькими полутора литровыми бутылками коровьего молока на продажу, он сразу вступил в диалог:

Здравствуйте! сказал Барни и улыбнулся.

Дедушка ответил кивком, тоже приветливо улыбнулся и, щурясь от Солнца, которое как раз светило в спину приветливому пареньку.

 

Барни не стал тянуть и прямо спросил:

Вы любите помидоры?

Сразу было видно, что Молочник никак не ожидал подобного вопроса. Но успев прийти в себя, ответил, что любит, почему-то добавив:

Только грунтовые…

Барни, обрадованный ответом, достал из рюкзачка помидоры, на этот раз он взял с собой только один пакет, и протянул его молочнику, добавив:

Вот как раз грунтовые, давайте меняться!

Дедушка охотно их взял, аккуратно уложил в свой портфельчик, предложив Барни выбрать себе любую бутылку молока. И после того случая Барни частенько менялся с дедушкой таким образом. Чаще всего предметом обмена становились абрикосы, которых было много в тот год, и Барни их собирал по пути. Другие продавцы, стоявшие с дедушкой, были удивлены и тоже заинтересовались этими сделками. Ну а Барни тогда как раз очень любил молоко, и потому сделки совершались регулярно, ко взаимной выгоде обоих участников.

Процесс приготовления вечернего молока был маленьким ритуалом и заключался в следующем: в керамической пиале, поставленной на газовую горелку на рассекатель9 пламени, оно подогревалось до тёплого состояния с добавлением ложки Мёда. Такую пиалу ребята пили в то время, придерживаясь определённого ритуала, просыпаясь на восходе и вечером за час до сна, иногда добавляли различные специи: Корицу, Куркуму, Кардамон и Чёрный перец. Это была их маленькая традиция, которую они внезапно стали соблюдать, и по «их замыслу» она согревала Ум, Сердце и Душу. Проникнувшись также новым веянием, что перед едой нужно молиться, дабы повысить энергетические свойства и вибрации пищи, Барни, как и всегда это с ним бывало, стал рьяно соблюдать и это правило. Вот и на сей раз, "предложив приготовленное молоко богу", принялся медленно его попивать.

Колька был младше Барни на пару лет и намного консервативнее в увлечениях, во всём, что касалось новых взглядов. Поэтому иногда потешался над «ритуалами Барни», который стал постоянно молиться перед едой. Естественно, этого Барни нахватался у индусов, начитался их книжек.

Зачем ты молишься, неужели оно становится ещё вкуснее от этого? — Колька спросил с неожиданной резкостью.

Барни, услышав подобный вопрос, заряжаясь уверенностью в том, что он находится на несравненно более верном пути, всем своим видом играл соответствующую роль. С видом человека, который уже давным-давно ушёл от привычки вести беседы да и вообще отвлекаться на разного рода житейские вопросы, ещё и во время трапезы, он на сей раз «снизошёл» нарушить внутреннюю тишину. Сделав очередной глоток, Барни спокойно и молча, с оттенком лёгкого сострадания посмотрел в глаза вопрошавшему.

Колька, как и любой здравомыслящий человек, знал, что есть вещи, которых он не понимает, при этом встретился с невыносимым молчанием, ему настоятельно захотелось беседы, и почему так, он не сознавал. Пауза затягивалась, Барни продолжал по-прежнему молча смотреть, попивая свое молоко. Но тут Колька не выдержал, и хотел было уже что-то спросить, как неожиданно для него прозвучал ровный и спокойный голос Барни:

Человек, задающий вопросы — всё равно, что глупец.

 

Это ещё почему? моментально возмутился Николай, который даже не успел осознать сказанное.

Было очевидно, что Колька после такого трюка моментально принял свою роль и полностью проникся предложенной Барни манерой передавать информацию.

Чтобы что-то понять, нужно это прочувствовать, а задавая одни и те же вопросы, к этому не приходишь... Произнёс «мудрец» по имени Барни.

 

Ко всеобщему сожалению или наоборот к счастью, Барни не исчез и не испарился в воздухе после такого ответа, как, впрочем, и Колька. Потому они продолжили непринужденно болтать. И постепенно умы ребят вернулись в привычную колею, ушли от начала разговора, перешли в словесную перепалку для пущего спокойствия уязвлённого ЭГО. Ведь умение вовремя ставить точку в нашей повседневности это, можно сказать, один из навыков высшего пилотажа.

Но тогда как, по-твоему, к этому прийти? парировал Николай.

Очень просто, взять и молча попробовать сделать то же самое.

Ты имеешь в виду помолиться? уУже увереннее произнёс Коля.

В данном случае Да.

Глос Барни был по-прежнему спокойный и глубокий, хотя уже и не создавал иллюзии завершённости. И возможно даже был близок к тому, чтобы показаться излишне серьёзным в подобной ситуации.

Но неужели ты и впрямь думаешь, что существует тот, кому нужно молиться? не успокаивался Николай, потому что чувствовал себя уже довольно комфортно, получая такие ответы на свои вопросы.

Это ты думаешь, существует или не существует… и если бы каждая клетка твоего тела думала точно так же, то туго бы тебе пришлось.

Так заключил Барни, и, естественно, эта фраза требовала дальнейших разъяснений со стороны вопрошавшего.

 

Что ты имеешь в виду? всё настойчивее спрашивал Колька.

Он пока не получил возможности отыграться, видел, что ему приходится всё время задавать вопросы, чтобы разговор продолжался. Хотя он и так понимал, что слова, даже супер серьёзные, мало что смогут сейчас поменять.

Барни, разыгравший комбинацию, как будто только и ждал момента, чтобы произнести следующую мысль. Но на самом деле она возникла у него только что, в ходе разговора. Так с ним часто бывало, когда он собирался прибегнуть ко всем доступным фактам, чтобы с блеском выиграть в каком-либо споре, и пускал в ход всё.

Представь, что твоё тело это единый Бог для всех твоих клеток, каждая из них живёт полноценной жизнью, они трудятся, принимают пищу, спят и испытывают различные чувства. Некоторые из них, как и ты сейчас, даже не подозревают, что они части чего-то большего, и изо всех сил устремляются в неверном направлении. А когда такие единомышленники собираются тело может испытывать боль в этом месте или даже захворать.

Звучит красиво, но не реально.зЗакусив губу, подытожил Колька, с досадой вспоминая свой разболевшийся намедни зуб, про который, кстати говоря, знал и Барни…

Колька сам прожужжал ему все уши про свою проблему с зубом на прошлой неделе и тот теперь почувствовал себя со слабой рукой 10в этом разговоре.

Ребята порой развлекались за игрой в пятикарточный техасский покер, и опыт давал о себе знать при общении. Барни улыбнулся вместо ответа, как бы вспоминая, что он точно также ещё совсем недавно испытывал такой же гонор. И больше всего его радовало то, что Николай задумался после их беседы... И через время Барни, удовлетворённый своим безспорным11, как ему казалось, преимуществом в диалоге, решил поставить точку и с воодушевлением в голосе проговорил:

И что интересно, каждой клетке очень легко научиться воспринимать умозаключения единого тела, другими словами, им естественно будет мыслить точно так же как и само тело и совершать подобное. Я считаю, что если обращаюсь к богу перед едой, то в такие моменты какие-то из моих клеток, делают то же самое и в отношении меня. Ведь недаром говорится: «Как вверху, так и внизу». Человеку можно объяснить это как определенную работу ключевого элемента цепи, которая заключается в том, чтоб направить своё внимание к всевышнему богу. Внимание же можно рассматривать как импульс энергии, благодаря которому он и откликается в обратном направлении в адрес зачинщика всего процесса.

Колька промолчал, потому что запутался в сути столь длинного спора, и в своем собственном мнении относительно данного диалога. Ему не очень-то хорошо удавалось удерживать логическую линию выкладок, в речь друга вникать уже было неохота. А Барни воспринял это как удачное событие, которое давало почувствовать себя наставником, и тоже успокоился, поэтому диалог закончился естественным образом, как догорает костёр, в который перестают подкидывать новые дровишки. Ребята молча помыли пиалы в заключение молочного ритуала, без всяких моющих средств, просто водой со смесью соды, соли и горчицы. Это они делали, зримо осуществляя посильную заботу об экологической ситуации на Земле. Ребята то и дело совершали осознанные поступки с этой целью уже давно...

Хоть разговор закончился, но подобные беседы происходили время от времени, неожиданно возникали среди праздных чайных посиделок. Иногда совершались во время «Гималайского чая», ребята его так и нарекли после того, как придумали собственный рецепт. Готовился он следующим образом: 5 веток свежего Базилика, полная чайная ложка Куркумы и столько же Корицы, Соды на кончике ножа, и Щепотка Чёрного перца, заваренные в половине литра молока с добавлением топлёного масла. Ребята очень любили это лакомство. Особенно вприкуску с мёдом, который был ещё и в сотах. Они угощали этим всех, кому посчастливилось оказаться рядом.

Встав рано утром в свободный от забот день, Барни выпил кипятка маленькими глотками, затем окатил себя холодной водой и сделал зарядку. После выпил тёплого молока и решил помедитировать. После этого где-то час времени прошёл за занятиями, он занимался растяжками или, как говорили, попросту хатха-йогой. Колька же вместо йоги ходил встречать рассвет на реку, вступая в контакт с Землёй, Солнцем и Свежим воздухом, занимаясь китайской практикой Цигун. По крайне мере, Барни так думал и ходил туда в такое время исключительно, чтобы проделать комплекс с индийским названием Сурья-Намаскар, что в переводе означает приветствие Солнцу. А вот чем в это время занимался Колька останется неизвестным, потому что он был очень воспитанный, почти как Кролик из отечественного мультфильма «Винни Пух». Может статься и так, что он вообще ничего такого не делал, а просто шатался где-нибудь неподалёку как уличный зевака, однако домой возвращался с важным и даже угрюмым видом бывалого мастера. Таким же образом он соблюдал различные «аскезы» на показ, ограничивал себя в продуктах, хотя на самом деле мог уплетать хот-доги в отсутствие свидетелей. И это не шутка и даже не дружественный стёб12 в знак благодарности за совместные уроки: если ему доведётся это прочесть. Это в своём роде вызов на «дуэль» на зубочистках в виде шпажек.

**

Как-то раз Барни с братьями, Колькой и Пьером, пошли прогуляться возле дома вдоль речки. Это было сразу за футбольным полем, большой канал в десять километров длиной и шириной метров двести в самой широкой его части. Он был искусственно сделан людьми, чтобы собрать воду с территории массовой застройки северного района города, где до того было болото. В низине скапливались излишки воды. Вынув грунт из канала, низину выровняли, а вода естественным образом заполнила вырытую длинную яму. Канал сразу же стал пользоваться популярностью у местных жителей города, и туда приходили купаться все кому не лень, но многие не купались по эстетическим соображениям. Некоторые же там и на парусниках плавали, кто-то ловил рыбу.

Так вот, ребята частенько прогуливались вдоль этого канала и изучили все интересные места, например, такие как конское пастбище, где выращивали жеребцов для ростовского ипподрома. Были там и просторные поляны, где вдоволь можно было наиграться, запуская друг другу летающую тарелку. И странные места, где поселились местные цыгане, которые выгуливали табуны своих лошадей, как раз напротив, но через канал, от «двуединой поляны». Эта самая удобная поляна, с равнинами и редкими холмами, и даже со сливовым деревом посередине. Там ребята иногда устраивали пикники, иногда занимались духовными практиками и медитациями в окружении «стен» из камышей. В общем, простора, как и в любых равнинах, ребятам хватало. Всю эту местность между собой они называли Чаппараль13.

В этот раз они шли по берегу водоёма, по стороне, граничащей с жилым сектором, в то время как другой берег ограничивался федеральной автотрассой. Вечерело, и в сумерках стал хорошо виден недавно построенный многоквартирный дом из красного кирпича этажей в десять. Выглядел он при этом очень одиноко и величественно. Ребята как обычно шли вдоль камышей прямо возле реки, смеясь и дурачась как в детстве, у них было соответствующее настроение. Этот дом, что высился перед ними, явно был ещё не заселён, но в одном из окон в самом его центре горел свет. Барни, как это частенько с ним бывало, поймав соответствующее ситуации настроение, сказал голосом пройдохи, с серьёзным и авторитетным видом, не терпящим пререканий:

Это дом маршала!

Они все расхохотались, представив, будто это действительно так, и с тех пор этот дом они так и называли домом «Маршала». Прибегали к этому названию, если обозначали место или направление в этих местах.

Намного позже, уже зимой, как раз возле этого дома, который был уже почти заселён, Барни устроил представление на свой лад.

Вообще представлений было немало, одно из них случилось после отъезда Кольки в станицу Новоминская к родителям, в Краснодарский край. Они с Барни в то время уже не один раз смотрели фильмы Андрея Тарковского и погружались в его настроения очень глубоко, любили их вспоминать. Теперь же настроение было связано с фильмом «Солярис», именно его Барни использовал в одном из розыгрышей Кольки. Так вот Николай приехал на электричке на вокзал Батайска. У него был ключ от квартиры и он с вокзала пришёл домой, разделся, заварил себе чай. Барни, как Колька понял, дома не было, поэтому он по обыкновению пошёл на балкон и включил компьютер, чтобы закачать новые музыкальные треки. Он решил сообщить Барни с помощью смс-сообщения, что уже приехал. И отправил

«Я приехал».

От Барни смс не приходило, и Колька продолжил прежнее занятие. А потом вдруг услышал какой-то странный звук на кухне, пришёл посмотреть, но там ничего не оказалось. Это было странно. И тут приходит смс от Барни: «Здесь что-то с совестью».

Фраза из фильма Солярис, Колька, конечно же её, узнал и поневоле проникся настроением того фильма, пытаясь понять, к чему эта цитата да и где вообще его друг. Он пошёл обратно на балкон и тут ни с того ни с сего дверь зеркального шкафа стала вибрировать и довольно сильно. Это было похоже на полтергейста. Колька на мгновение замер, дверь зашаталась ещё сильнее. Какое-то время он стоял неподвижно, дверь перестала трястись. И тут снова смс от Барни: «Ну как дорожка?)»

И тогда он всё понял и открыл дверь шкафа, где с телефоном в руках на беззвучном режиме восседал Барни. Они от души расхохотались и обрадовались встрече.

Естественно подобного рода розыгрыш будет понятен, лишь для тех кто смотрел фильмы от Андрея Тарковского, и проникался его творчеством. Но даже после подобных знаний всё-равно, как и было сказано выше, не всегда было понятно почему ребята так веселятся. Некоторым казалось, что это случается на ровном месте. Олицетворяя тем самым всем известную пословицу: «Смех без причины — признак дурачины». И как оказалось довольно много людей знает о народных пословицах, и большинство их с радостью цитирует. По крайней мере к такому выводу пришли на тот момент ребята.

Другой розыгрыш, происходил, в зимнее время года. Барни приехал домой после того, как его родная тётка попросила забрать её с какого-то очередного праздничного мероприятия. Там ему досталась стеклянная сабля, которая была раньше бутылкой с какой-то жидкостью, пахнущей этанолом. Эта сабля была в метр с чем-то длиною и выглядела интересно. Увидев, что Кольки нет дома, Барни тут же сообразил, что друг пошёл на канал и решил проследовать за ним. Выйдя на футбольную площадку перед каналом, Барни обратил внимание на то, как здесь красиво. Заснеженная, под звёздным небом пустошь выглядела очень величественно. Он решил устроить здесь испытание для Кольки. Присев посреди поля на холмик — это был пенёк, засыпанный снегом Барни стал ждать, воткнув стеклянную саблю рядом в снег. Так просидел он около часа, разыгрывая в голове сцены того, как будет использовать свой образ, чтобы встретить «своего воспитанника» по имени Колька среди этого белого безмолвия. Через некоторое время, уже успев подмёрзнуть и засомневаться в своём предположении, что Колька пошёл сюда, он решил всё же пойти к дому Маршала.

Там-то, вдалеке заприметив фигуру возвращающего в лёгкой снежной метели человека, Барни обрадовался, что не ошибся и продолжил идти в его сторону, приготавливая саблю. Подошёл к месту предполагаемой встречи около дома Маршала, как раз освещённого фонарём, Барни воткнул саблю в снег двумя руками и стремительно побежал туда из темноты, вспахивая за собой снежную колею. Колька от внезапности, увидев такое, в недоумении остановился. Именно это и придало Барни дополнительной прыти. Он заметно ускорил бег, но внезапно споткнулся и упал в сугроб. Колька при этом напрягся до предела, не зная, что и делать; он находился в таком шоке, что даже не мог сообразить, что этот человек, бегущий из темноты, был Барни. А Барни полностью осознавал происходящее, так как был заведомо готов. И тем временем он уже вставал с саблей наголо и с боевым рыком «УРРРААААА» побежал снова на Кольку, при этом как будто озлобленный нелепым падением, делился этими чувствами со своей «жертвой». Конечно же, когда Барни приблизился настолько, что не узнать его было уже невозможно, Колька от души расхохотался, а Барни его с радостью поддержал.

Эта сцена вызвала глубочайшее удивление зрителей, наблюдавших за этим непонятным происшествием из чьей-то чужой жизни, сидя в машине около подъезда дома Маршала. И кто знает, может это были как раз те люди, которые частенько попадают в подобные жизненные истории. Видя события, не зная с чего они начинаются, и не понимая их заключительной части, они живут в мире, полном загадок и таинственности, даже не пытаясь разобраться во всём этом многообразии, не говоря уже о желании их запоминать. Для них это был ещё один вечер ещё одного дня…

Хотя может и наоборот, они были телепатами и поняли всё от начала до конца, оперируя лишь такой простой вводной информацией, и продолжили свое безмолвное существование на просторах вселенной возле дома Маршала. Или же, что скорее всего, они не придали особого значения увиденному, потому что подурачиться при наличии такого желания способен каждый.


Есть Оазис в двадцати дней пути

По великой пустыне.

 

Там процветало поселение торговцев

Местным раем называли то место.

 

Но противоречия и слабость правителей

Привели этот край в общий упадок.

 

И Оазис был почти всеми покинут,

Пастухи и кочевники лишь там задержались.

 

Вскоре враг обосновался в том месте

И взял под контроль сей ресурс драгоценный,

 

Кузницы Кшатра и эта пустыня

В полной власти у них оказались.

 

*

 

Итак, воин здесь до Оазиса дошёл,

Всё тот же райский уголок, где так красиво.

 

Строения жилые от ветра хранят,

Стены внутри же мозаикой блестят.

 

Крепость здесь построена хитро,

Этажность под землю большую имеет.

 

Родников и подземных ключей изобилие,

Бассейны тех комнат с лихвой заполняют.

 

Много здесь водохранилищ богатых,

Искусно обложенных в узорах мозаикой,

 

Но так же изощрённые ловушки тут были,

Которые многих людей погубили.

 

Здесь ими его враг сейчас управляет,

Всё здесь досталось ему в одночасье.

 

Не стоит воину сейчас расслабляться,

Отдохнуть тут уже никому не давалось.

 

Видел он, как мирный путник тут сгинул,

За то, что хотел он ключом завладеть,

 

Ключом, что лежит теперь на полу,

Что открывал здесь настежь все двери.

 

Но в комнате этой было не так,

Она западнёй настоящей служила.

 

Взяв ключ с пьедестала, включаешь ловушку,

Так закрывается решётками выход.

 

Орк нынче властитель данной ловушки,

«Директором шлагбаума» себя величавший

 

В его власти было кнопку нажать,

И газом ядрёным заполнить пространство.

 

Тот путник несчастный в ней недолго пробыл,

Так и остался с ключом неразлучен.

 

Тем самым службу воину он сослужил,

Ведь тот бы и сам мог так же попасться.

 

Теперь он знает, что стоит тут сделать

И как западню эту ему обойти.

 

Тот ключ открывает все местные двери,

Кроме тех, что в ловушке самой этой были.

 

Для них отдельный ключ где-то имелся,

Который никто не знал, где искать.

 

Задача быть с нужным ключом в этом месте,

Чтобы выйти с другим, открывающим всё.

 

*

Воин бодро шагал по открытым глазу просторам,

И дошёл до бассейна огромных размеров.

 

В самом центре его Голем проснулся,

Который двинулся тут же на воина.

 

Победил его воин и ключом завладел,

Тем самым, что был от ловушки искомой,

 

Взял нужный ключ в комнате той,

«Директор шлагбаума» опять ловушку включил.

 

Но воин открыл решётку и вышел,

Взяв свой трофей, отправился дальше,

 

Кто с нужным ключом тут

Тому все двери открыты.

 

Так и в зал он вскоре вошёл,

Пять колон увидал, что симметрично стояли.

 

Но там, где шестая должна была быть,

На полу лишь плита нажимная лежала.

 

Воин встал на неё,

Плита в землю вдавилась.

 

Слева колона другая поднялась,

Обнажилась плита теперь и под ней.

 

Воин смекнул встать на неё,

Справа теперь вторая колонна поднялась,

 

После той в таком же порядке

Поднялась колона напротив.

 

Затем третья справа,

А после неё и третья слева.

 

Так все колонны поднялись,

В потолок уходя как на лифте.

 

И тут же все опустились,

Возвратились на место и намертво встали.

 

Теперь все шесть колонн восседали

На плитах своих как на тронах громадных.

 

Поэтому главные двери открылись,

И воин знак Рун наверху увидал.

 

Высоко был тот знак,

И Воин стрельнул из лука.

 

Потайные двери сразу открылись,

Так оказался он в огромной трубе,

 

Точнее, на вершине она вниз уходила,

Глубоко в темноту где невидно начала.

 

Восемь сторон у этой трубы,

Восемь саженей была шириной,

 

Ровно по центру колонна имелась

Всем восьми стенам стоит симметрично.

 

До колонны вдруг мостик степенно подходит,

По нему перешёл он тотчас и увидел,

 

Встал в середине на плиту механизма,

Сейчас же услышал он звук характерный.

 

На двух стенах, напротив, изображения имелись:

Злобные лица с большими глазами.

 

И вот в глазах этих стал копиться заряд,

Энергия молнии в них вот-вот разрядится.

 

Воин почуял, что нужно тут сделать,

Лук свой достал и стрелять было начал.

 

На каждой стене, в центральный блок попадая,

Все они были стрелою нажаты,

 

Глаза этих лиц в тот же миг повернулись,

И ударила молния, стену разрушив.

 

За ней он увидел ту самую руну —

Знак, чей над входом его сюда заманил.

 

Тейваз руна это была как известно,

Он взял её в руки и наставлениям внял,

 

Ещё один пазл из знания предков,

Который в итоге рисует картину:

 

«

 

Темнота и злоба затемняли Ауру света,

Но свет добродетели мать Землю окутал.

 

Тогда и случилась финальная схватка,

между Адыгейлом и Данте суровым.

 

В летопись звёзд ту легенду вписали,

Что повествует об изгнании зла.

 

 

»

 

Так воин, проникся познанием видения,

Отправился дальше свой путь завершать.

 

Через арку из скалвскоре в храм он попал,

Огромных размеров из жёлтого камня.

 

Здесь встретил опять он монстра того,

Что улетел на драконе из башни.

 

Сейчас же дракона не было рядом

И бежать всё-равно уже безполезно.

 

Снова уменье своё применив,

Он сокрушил того супостата.

 

Ничего и сказать тот теперь не успел,

Потому как безсильны уже были речи.

 

Здесь в этом храме осмотрелся наш путник

И увидел алтарь, посвящённый герою.

 

На нём письмена и большие рисунки,

Значимость места воину открыли:

 

«

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Святослав, бравый воин и путник бывалый

Неутомимый проводник и любимец Валькирии,

 

Первым увидел свет нового дня,

А сейчас здесь почивает пепел его.

 

Почтим его память, он героев меча возглавлял,

И «золотой камень», в храм Аль Фарума доставил.

 

Он дюже помог кузнецам и Добрыне,

Восстановить из развалин кузницы Кшатры.

 

Там они вместе усердно ковали,

Доспехи для витязей, богатырей с большой буквы.

 

Добрыня же тоже Хранителем был,

И следил он за «чёрным камнем» богини».


 

 

 

Тем временем где-то в параллельной реальности:

 

 

 ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

Координаты по Времени жизни: Вечная молодость

Действующие персонажи:

Барни — герой рассказа

Алан — ведущий инженер электросвязи действующего оператора

Фрэнк — инженер подмастерье Алана

Тоби водитель служебной газели оператора

 

Как стать мастером в материализации мыслей?

 

Всё началось с публикаций в социальной сети , именно так у меня проявились первые фиксированные результаты по материализации мыслей, . Потом этот навык перебрался и на другие площадки публичных публикаций. Однако материализация, как я уже сказал, только с этого начиналась. Ведь создание последовательных информационных потоков это самое первое, с чего начинается волшебство. А все социальные сети, по сути, это и есть эти потоки. Чего в них порой не хватает, так это последовательности, и чёткого вектора движения. Самое интересное начинается, когда материализация переходит на новый уровень. Когда эти потоки начинают «обрастать продолжением» в «реальном мире». Другими словами, когда последовательность информации перерастает в последовательность реальных событий, согласуясь с общим вектором выбранного направления.

Казалось бы, что может быть проще подобной материализации, когда любая запись на страничке социальной сети идеально согласуется и ведёт в глубину, опираясь на общую картину всех созданных до этого записей. Это касается и музыкального сопровождения, и видео ряда, и комментариев, и ссылок. Каждая запись получалась безконечным фракталом. Записи появлялись буквально из абсолюта, всё вело к проявлению самой главной мысли. Чтобы объяснить, о чём идёт речь, для яркого примера я вспоминаю серию записей про деревья, в которые ударила молния. Эта новость появилась, но, казалось бы, не было никаких предпосылок к её появлению. Однако, узнав к чему это привело, нельзя будет оставаться настолько уверенным. Так вот, чтобы быстрее понять суть, не вдаваясь в подробности, то дерево, в которое попадает молния, становится проводником в мир где исполняются желания. И к нему уже можно будет обратиться как к высшей силе. Именно такого рода запись и стала началом описываемых событий. В этой записи и комментариях добавились ценные подсказки, и даже тематическая музыка, помогающая связи с миром конкретной высшей силы, как можно было судить по названию трека.

Естественно, в реальном мире появилась задача найти такое дерево и испытать его свойства. Что появилось раньше цель или нужное дерево оставим на суд чтеца... Потому что через короткий промежуток времени при проведении инженерных работ на станции электросвязи в курортном микрорайоне города Сочи Головинка, произошло то, что и «должно» было произойти.

Барни, общаясь с ведущим инженером Аланом, ненароком узнал о существовании необычного дерева в районе проводимых работ. Алан, занявшись настройкой оборудования, уплотняющего оптические потоки, тогда сказал:

 

Ладно, я здесь позанимаюсь, а ты пока, чтобы время не терять, посмотри на Тюльпановое дерево, оно здесь как раз поблизости.

 

Барни ответил неуверенно, потому что был новеньким в этом коллективе:

 

Может, я лучше помогу тебе чем-нибудь? Что это за дерево ещё такое...

 

Алан сказал, в скромном замешательстве, что Барни ещё успеет ему помочь, а дерево-то является местной большой достопримечательностью. Признаться, Барни вообще любил все деревья. И поэтому такого короткого представления хватило, чтобы вызвать в нём реальный интерес. В пределах пяти минут Барни вместе с подмастерьем главного инженера Фрэнком и водителем Тоби прибыли на место, оставив Алана за работой.

 

Добравшись до дерева, огороженного каменным круглым заборчиком, Фрэнк, парень внушительного роста и при этом очень разговорчивый, стал делать фотки и болтать с окружающими. Барни обратил внимание на солидный размер дерева и на странную стальную цепь на его макушке. Паренёк бросился выяснять в интернете всё об этом дереве. Выяснилось, что цепь эту сделали совсем недавно, чтобы сдержать трещину. Причина же изначального раскола, из-за которого приняли такие меры, была довольно проста не что иное как удар молнии...

 

Естественно такое «случайное совпадение» было принято Барни за необыкновенное везение. И он, на радостях обращаясь к этому дереву, пожелал Здоровья, Счастья и Процветания всем родам светлых существ; и в особенности всех благ самой нашей Планете. В дальнейшем он приводил к этому дереву многих людей, желаний было много, в том числе были и желания Богатств несметных. Можно было почувствовать себя при этом, прямо как Сталкер, из однимённого фильма А.Тарковского. А началось это всё, если вспомнить, с одного информационного потока в новостной ленте социальной сети…

 

 

 

 

МЕРКУРИЙ

 

Область разного рода коммуникаций.

Чтобы хоть немного упорядочить полученную информацию и проникнуться содержанием, рассмотрим повествование подробнее с того момента, когда Барни остался с бабушкой и дедушкой по маминой линии на пол года без родителей. Косвенные причины переезда Барни объясняются в предыдущей главе. Здесь излагается этап жизни, когда происходит передача интеллектуальных возможностей, а так же способностей к восприятию, таланты и многие поведенческие особенности, которые сохраняются в поколениях благодаря нашим дедушкам и бабушкам.

На примерах каждой из глав, любой может провести аналогии со своими родственными связями и вспомнить подобные ситуации.

Координаты по Времени жизни: 4 оборота Земли вокруг Солнца с момента физического рождения героя рассказа

Место: Русь матушка, город Батайск

Действующие персонажи:

Барнигерой рассказа

Бабушка и дедушка Барнипо маминой линии.

Бабушка и дедушка Барнипо папиной линии.

 

Итак, мы возвращаемся вновь в город Батайск, который рядом с Ростовом-на-Дону, где жил дедушка-молочник, у которого Барни в будущем будет обменивать молоко на помидоры от Танчика, что вырастут в огороде дома, о котором пойдёт речь.

Сейчас в возрасте четырёх лет от роду он видел, что этот частный дом гораздо уютнее, а в огороде богатый и разнообразный урожай. Там росло несколько плодовых деревьев: великолепная вишня и две сладких черешни, два сорта винограда, абрикос, а также бураки, огурцы и помидоры, был там и крыжовник. Всего у бабушки с дедушкой было три дочери, самая младшая и была мамой Барни. Крыжовник был посажен специально для младшей дочери, потому что она его очень любила, таким образом проявлялась любовь её отца, т.е. дедушки Барни.

Также на участке имелась беседка, где проходили летние обеды и застолья. Особенно интересным уголком на участке был душ — железная кабинка с установленной железной ёмкостью с водой, которая нагревалась на солнце в течение дня. Поэтому во время летней жары в нём можно было охладиться, это место очень нравилось всем взрослым. Тот душ дедушка Барни сварил из металла сам, на заводе, где он тогда работал мастером прорабом.

За огородом же они следили совместно с бабушкой, которая была учительницей химии в старших классах, а также завучем и классным руководителем и вообще большой активисткой. Не раз собирала многодневные туры со своими учениками, и возила их по золотому кольцу России. Его бабушка с дедушкой прошли вторую мировую войну и были непосредственными её участниками, за их плечами был богатый и тяжёлый опыт.

Например, один раз его бабушка по счастливому стечению обстоятельств ушла из окружения врага с партизанским отрядом. По завершении войны оба получили множество медалей и наград за участие в той -безжалостной войне, но главной наградой было то, что они выжили. Поэтому люди того времени и умели любить, ценить жизнь даже в самых тяжких условиях.

Будучи на порядок опытнее, сильнее и мудрее в житейских вопросах, чем их дети, они предложили свою помощь в воспитании внука. Бабушка сразу определила его в детский сад и в свободное время вместе с дедушкой занималась его воспитанием, при этом активно продолжала работать. Для Барни дедушка купил верёвочные качели и повесил на трубах, по которым вился виноград. Внук любил на них кататься вместе со своей соседкой, подружкой-ровесницей. При этом они пели русские народные песни, а также песни послевоенных лет. Часто пели любимую песню про Катюшу. Об этом всём позаботилась бабушка.

На донской земле, по сравнению с сибирской родиной Барни, обитало очень много живых существ, например, лягушек и дождевых червей. Именно эти существа тогда особо привлекали его внимание. Непонятно по каким именно причинам, но, поймав очередную лягушку, Барни прикладывал все усилия, чтоб научить её большему проворству и изобретательности. Каждая из лягушек шла на это с радостью, как Барни думал, чтоб в будущем не попасться какому-нибудь пока неведомому ей врагу, с которым ей обязательно придётся повстречаться... Так что он подходил к этому делу очень ответственно, соблюдая своего рода ритуал, при этом каждый раз выполняя одни и те же действия.

Он приносил «нового адепта секретной школы» на летнюю веранду и в спокойной обстановке начинал подготавливать из него настоящего виртуоза. Первым делом для них было «обязательно» хорошенько размяться, поэтому они приступали к зарядке, во время которой лягушка, стоя на задних лапах, начинала разводить передними в разные стороны, поворачиваясь влево и вправо поочерёдно. Ничего необычного, они в точности выполняли тот же комплекс упражнений, что Барни делал со своей бабушкой, которая приучила его делать такую разминку по вечерам. Кроме того, они с ней научились делать кувырки на коврике, взад и вперёд на потеху дедушке. Коврики для кувырков были сделаны из спальных мешков, которые, в свою очередь, успели побывать почти во всех уголках нашей необъятной родины. Ведь дедушка с бабушкой были большими любителями путешествий, сначала вдвоём на мотоцикле, а потом и на Уазе всей семьёй. Они много где побывали таким образом, во всех республиках СССР уж точно. Иногда собирались группами, частенько с ними ездил со своей семьёй и директор завода на котором работал дедушка. Директор мистер Смит очень уважал дедушку, они дружили семьями. Уместным будет сказать, что государство того времени заботилось о здоровье своих сограждан и зарядку делали все повсеместно. В этом помогали радиопередачи, которые выходили в одно и то же время; они приглашали всех без исключения к гимнастическим упражнениям. Бабушка была секретарём парторганизации школы, а дедушка секретарём парторганизации на заводе, поэтому они ответственно участвовали во всех партийных мероприятиях.

Понятно, что лягушки, воспитанники Барни, проделывали весь комплекс упражнений не без его помощи. Только вместо заключительной серии кувырков на полу, у адептов начиналась серия сальто-мортале: понятие, услышанное от отца Барни, который в свое время занимался боевым самбо. Последнее упражнение окончательно утверждало лягушек в роли матёрых мастеров следопытов. Барни подкидывал их на метр от пола и старательно ловил, не давая лягушкам упасть. К его огорчению, некоторые лягушки всё-таки летели мимо, и тогда паренёк с необъяснимым чувством лёгкого сострадания заканчивал процедуры и отпускал их на волю раньше запланированного. На протяжении занятий Барни вёл добродушную беседу со своими будующими «мастерами», наставляя их быть внимательными и не попадаться никому более, в том числе и ему. В заключение он уносил новоиспеченных выпускников секретной школы в огород и провожал по достоинству, не забывая про напутственные слова. Таким образом, маленький Барни провёл много времени и несчётное количество воспитанников прошло через его руки. Возможно, что некоторым из них всё же пришлось попасться ему не один раз, но об этом у нас нет никаких достоверных сведений.

Это была одна из множества затей, в которых участвовал наш начинающий «тренер». Поэтому то время пролетело для него как пуля, настолько насыщенно оно было событиями и новыми мирами, так что когда за ним приехали родители, он их не сразу узнал. Вернее, узнал, конечно, но не мог так резко переключиться с мира без них на мир с ними. На время их отсутствия, все его родные установили табу на упоминание мамы с папой, потому что помнили сколько истерик закатывал им требовательный Барни, когда не мог понять, почему его родители так долго отсутствуют.